Чтобы закончить с последними годами жизни Кранмера Письмо написанное им Джейн...

Чтобы закончить с последними годами жизни Кранмера. Письмо, написанное им Джейн Вилкинсон из тюрьмы Бокардо в Оксфорде. Точная дата написания этого письма неизвестна. Фокс опубликовал его в своем труде, но не датировал. Редакторы “Miscellaneous writings and letters” указывают на 1554 год, но возможно, что оно было написано годом позже, после начала религиозных преследований или на рубеже 1554-55 гг. Джейн Вилкинсон была вдовой, принадлежала к известной и состоятельной семье, некогда состояла в штате королевы Анны Болейн. Она была убежденной протестанткой со склонностью к активной благотворительной деятельности, в годы царствования Марии помогала своим единоверцам, оказавшимся в заключении. Сохранились письма с благодарностью ей от Хупера, Латимера, Брадфорда. В 1554 году она переехала из Лондона в Оксфорд, где содержались Кранмер, Ридли и Латимер, чтобы иметь возможность быть им полезной. Письмо Кранмера производит впечатление продолжения начатого разговора, ответа на какие-то вопросы и сомнения.

«Истинный утешитель во всех печалях только Бог через сына своего Иисуса Христа, кто имеет его, имеет достаточную компанию, хотя бы и находился один в пустыне, тот же, кто имеет двенадцать тысяч друзей, но бог отсутствует, пребывает в страшном одиночестве и унынии. В нем все утешение, без него нет ничего. Поэтому я умоляю вас найти себе такое жилище, где вы могли бы подлинно и правильно служить Богу, пребывать с ним, и иметь его в сердце своем. Может ли быть бремя тяжелее, чем неспокойная совесть, быть там, где человек не может исповедовать истинную религию? Если вы не желаете расставаться с друзьями и родственниками, помните, что Христос называл своими сестрами и братьями тех, кто выполняет волю отца его. Где мы найдем место, чтобы служить ему, там у нас не будет недостатка в друзьях и близких.

Если вы боитесь, что своим отъездом оскорбите слово божье, вспомните, что Христос, когда его час еще не пробил, скрылся из своей страны в Самарию, чтобы избегнуть злобы книжников и фарисеев и велел своим апостолам, что если их преследуют в одном месте, им надо перебраться в другое. И разве Павел не спустился в корзине из окна, чтобы избежать преследований? И какую мудрость и уловки он часто использовал, спасаясь от своих врагов, об этом Деяния апостолов говорят достаточно. И также поступали другие апостолы, когда над ними нависала угроза попасть в руки преследователей религии Христа, и они показывали, что делают так не из страха, а руководствуясь мудростью и желанием принести больше пользы, и они не бросались опрометчиво, без всякой необходимости навстречу смерти, что было бы только вызовом Богу. Да, когда их арестовывали и они более не могли спастись, они смело стояли за Христа и тем самым показывали, что не страшатся смерти, боятся бога больше, чем людей и предпочитают грядущую вечную жизнь короткой и жалкой земной жизни.

Поэтому я призываю вас как по велению Христа, так и по примеру его и его апостолов уехать от злобы ваших и божьих врагов в такое место, где Бог истинно почитается, это не будет оскорблением истины, но напротив сохранением себя для Бога, правды, общества и утешения маленькой паствы Христовой. И то, что вы сделаете, делайте быстрее, иначе по собственной глупости попадете в руки преследователей. Пусть Господь хранит и направляет вас, куда бы вы ни отправились, и все истинно благочестивые люди скажут «Аминь». Томас Кранмер» (“Miscellaneous Writings and Letters of Thomas Cranmer, Аrchbishop of Canterury”, p.444-445)

Смысл послания, скрытый за этими евангельскими фразами, прочитывается достаточно ясно. Здесь опасно, уезжай, пока не арестовали. Это не будет трусостью или предательством, чему свидетельством являются самые высокие авторитеты. В протестантской стране, находясь в безопасности, ты сможешь принести больше пользы. Кранмер явно считал, что эта женщина сильно рискует. Он отказался от ее помощи, по сути дела. И он не написал ей о радости и почете мученичества и страданий, как сделал это другой протестантский лидер Джон Брадфорд. Этот последний писал той же Вилкинсон: «Моя дорогая и возлюбленная, не знаю, что еще написать вам, как только пожелать вам возблагодарить Бога за то редкое благословение, что он дал вам, немногим среди людей вашего положения, а именно сохранил вас от грязи, что заливает нашу страну. И теперь, если он дарует вам другое благословение, еще более редкое – я имею в виду, призовет вас как мученицу и свидетеля против этой грязи – я надеюсь, что вы будете вдвойне благодарны. Ибо какое еще свидетельство мы можем иметь о нашей избранности и спасении, помимо Христа и веры в него, как не крест, особенно если он так славен, как этот – претерпеть любые страдания вплоть до потери жизни… Мы были бы слабы в вере, если бы не находили утешение, добровольно отдавая себя на волю Бога…Возрадуйтесь даже среди этих страданий, благодарите бога и приготовьтесь к грядущему испытанию, если господь пошлет его вам, он же вам поможет и утешит и даст вам вынести все, что бы ни случилось». (это письмо брала у Фокса, том 7, 1877 г. издания)

В итоге Джейн Вилкинсон все же уехала во Франкфурт и там тоже проявляла активность в среде английской эмиграции. Очень вероятно, что совет Кранмера спас ей жизнь.

4 комментар.
  • Очень разумный, мудрый совет. Нам нужны не мученики, а живые люди, которые будут продолжать реформы.

  • Сохранилось только три письма Кранмера из тюрьмы (помимо, разумеется, официальных заявлений и посланий королеве и ее представителям). Это письма Джейн Вилкинсон, которое я привела выше, Питеру Мартиру и оксфордскому юристу, фамилия которого неизвестна. В последнем из этих писем Кранмер спрашивает юридического совета о том, как ему лучше составить свою апелляцию к церковному собору. Оно любопытно, потому что показывает настроение Кранмера после его судебного процесса и казни Ридли и Латимера. Письмо длинное, поэтому я его переводить не стала. Кранмер начинает с объяснения того, почему он вообще хочет писать апелляцию. Закон природы и естественное право побуждают нас защищать свою жизнь теми способами, которые есть в нашем распоряжении, при условии что они не наносят урона нашей чести и не оскорбляют бога. Поэтому он не видит оснований, по которым ему не следует защищать себя. Далее он описывает свои обстоятельства, особенно упирая на то, что римский папа, являясь лицом заинтересованным, не может выносить вердикт по его делу, и указывая, что несмотря на вызов в Рим, его продолжают держать в тюрьме в Англии. Кранмер откровенно признается, что не особо рассчитывает на успех своей апелляции, разве что только выиграть время и закончить трактат, который он пишет в опровержение работы Гардинера. Вполне вероятно, что "враги истины" его жалобу не пропустят, тогда он готов умереть, лучше смерть, чем такая жизнь, если только он не может еще принести пользу своим братьям (единоверцам). Кранмер особенно просит адресата "ради любви, что вы ко мне питаете" никому не рассказывать об этом письме. Свою апелляцию он составил (с советом или без оного), но как и предполагал, все это было бесполезно, только для очистки совести. И еще одно письмо, текст которого не сохранился, но мы знаем, что оно было, Кранмер послал уроженке Ашфорда, которую когда-то спас от несправедливого обвинения в прелюбодеянии.

  • 36southward70, наверное, просто не хотел, чтобы эта женщина погибла. Отблагодарил ее так.

  • indorse@@@, не сомневаюсь.