Джордж Тербервиль

Джордж Тербервиль

Среди англичан, писавших о России, особый интерес представляет Джордж Тербервиль, побывавший в Москве в 1568 году с посольством Томаса Рэндольфа, автор любопытных стихотворных посланий из Московии. По свидетельству современника, их было больше, но до нас дошли только три, включенные Ричардом Гаклюйтом в знаменитый сборник документов «Главные плавания, путешествия, странствия и открытия английской нации» (первое издание 1589 г.).

Конечно, Тербервиль — поэт не первого и даже не второго ряда, так что ждать от его стихов особых поэтических красот не приходится. Однако это первый английский поэт, написавший о России как очевидец; тем он нам и интересен. За строками тербервилевых посланий довольно явственно маячит тень Овидия с его «Скорбными элегиями» и «Письмами с Понта». Это чувствуется в дружеских изъяснениях, в описаниях суровости зим, а особенно — в жалобах на варварство местного населения: Тербервиль полагал между собой и жителем Московии примерно ту же дистанцию, что утонченный римский поэт — между собой и скифом.

Читатель обратит внимание на своеобразный размер — вместо элегического дистиха Овидия Тербервиль использует старинную английскую форму двустишия из 12 и 14 строк, так называемый «колченогий размер». (Иногда его также называют «размер птичницы» (poultry verse), объясняя, что яйца на в те времена базарах продавали дюжинами, а арифметику лондонские торговки знали нетвердо, так что у них выходило по-разному — от 12 до 14 штук. Красочный пример ложной этимологии, основанной на сходстве слов «polter» («колченогий»), и «poultry» («домашняя птица»). К концу XVI века «колченогий размер» вышел из употребления.

Впечатления Тербервиля от России в целом мрачны, тон его желчен. Вряд ли он мог оказаться иным. Посольству Томаса Рэндольфа пришлось испытать настоящие мытарства. Несколько месяцев они добирались из Архангельска до Москвы, преодолевая чинимые русскими властями задержки и препятствия, и потом еще несколько месяцев провели в Москве под суровой, почти тюремной, охраной, не получая у царя желаемой аудиенции. Истинная причина столь строгой изоляции, по предположению русского историка Ю. В. Толстого, в том, что Иван Грозный «не хотел, чтобы посол и посольские люди знали, что делается на Москве, где в это время происходили казни, свирепствовали опричники, лишался сана митрополит Филипп». В своих письмах Тербервиль неоднократно намекает, что мог бы поведать нечто и похуже того, о чем он решается рассказать. Понятно, что опасения его были оправданны, письма могли перехватить. И все же Тербервиль не удержался ни от критики деспотии (хотя бы в самой общей форме), ни от осуждения православной религии, которая, с протестантской точки зрения, вероятно, должна была казаться идолопоклонством и пустосвятством.

Насколько верны его этнографические сведения? В основном верны, поскольку они совпадают с тем, что известно нам из других источников, в частности, из книги папского посла в России Сигизмунда Герберштейна «Записки из Московии», на которые и сам поэт ссылается («В том Сигизмундов загляни, там правду ты найдешь»). Для нас послания Тербервиля ценны своим колоритом, подлинностью времени, места и самого рассказчика. Любопытно, как явно предубежденный, «нехороший» Тербервиль, ругая в Московии все и вся, не может удержаться от похвалы, описывая устройство русской избы, например. Забавно, когда заносчивый бритт по степени варварства ставит московитов на один уровень с «ирландскими дикарями». Мне, как переводчику древней ирландской поэзии, приятно всякое сближение между русской и ирландской культурой, даже такое парадоксальное. За давностью лет обидное превратилось в занимательное, банальное — в редкостное; и только поучительное осталось в какой-то степени поучительным до сих пор. В какой степени — судить читателю. Его «Эпитафии, эпиграммы, песни и сонеты» были впервые напечатаны в 1567 г.

Эпистолы стихотворные из Московии

мистера Джорджа Тербервиля,

секретаря мистера Томаса Рэндольфа,

посла ее Величества к Императору

в 1568 году, с описанием сказанной страны,

ее людей и обычаев

http://kruzhkov.net/translatio ns/english-poetry/george-turbe rville/

СКУПЦУ

И день и ночь трясущийся над златом,

Наследника ты сделаешь богатым,

Но без еды и в рубище, ты сам

Живешь, подобный жалким беднякам.

* * *

Ты смотришь светлыми глазами

В небесный купол золотой.

А я смотрел бы – будь я небесами –

Лишь на тебя, любуясь красотой.

10 комментар.
  • Класс! Читаю стихи, посвященные впечатлениям от России и ржу :)

  • Напившись допьяна, ведет себя, как скот,

    Забыв, что дома у печи его супруга ждет,

    Распущенный дикарь, он мерзости творит

    И тащит отрока в постель, отринув срам и стыд.

    Ох, и ни фига себе, русские нравы! О_О Я просто выпала в осадок :))

  • 36southward70, про отрока - так убило совсем)

  • midge199105, ага :)) и про распущенность женщин.

  • 36southward70, интересно, где он на самом деле побывал)

  • В Москве, естественно, раз посол.

  • Очень интересно!

  • Страна, где произвол — единственный закон,

    Обречена большим бедам, и царь в ней обречен.

  • Имеет грубые Portki, замена не красна:

    Они без гульфика совсем и сделаны из льна. Фу! как не культурно! не по-европейски!

  • Особенно зацепил англичанина тот факт, что без гульфика :)) Но бедным московитам, небось, стыдно было смотреть на эти огромные детали мужских штанов у англичан - слишком уж непристойный вид.