Еще один свой старый пост. Но будут и другие новые

Еще один свой старый пост. Но будут и другие, новые)

Основные аспекты государственной деятельности Томаса Кромвеля

Кромвель был у власти довольно недолго, всего 8 лет. Для сравнения, Вулси руководил страной практически всю первую половину царствования Генриха (в роли канцлера – 14 лет), Сесил был правой рукой Елизаветы до самой своей смерти, т.е. по сути все ее царствование. Кромвелю в этом смысле повезло меньше и понятно, почему. Но и за это время кое-что было сделано. Прежде всего Кромвель известен как архитектор английской Реформации, которая на данном этапе включала создание национальной церкви, подчинение ее государству, упразднение монастырей и перевод Библии на английский язык. Но активность данного государственного деятеля отнюдь не ограничивалась церковными делами и тем более не сводилась к удовлетворению прихотей короля и разрешению запутанных проблем монаршей личной жизни. Помимо Реформации главная заслуга Кромвеля - серия административных мероприятий, которые историк Элтон, признанный специалист по этой эпохе, назвал тюдоровской революцией в управлении. Если кратко, суть этой революции, по Элтону, заключалась в переходе от средневекового типа государства, управляемого знатью и духовенством, к государству современному, в основе которого лежит развитый административный аппарат. В то время появляется прообраз современного кабинета министров (Тайный совет) с четко очерченным кругом лиц, взамен довольно аморфной группы королевских советников с неопределенными полномочиями, существовавшей ранее. Увеличивается число ведомств, прежде всего финансовых (это было напрямую связано с упразднением монастырей и секуляризацией их имущества). При этом Кромвель сознательно стремился перенести центр тяжести в управлении страной с королевского окружения, т.н. household, двора, где могло быть много случайных людей, на эти, будем говорить, министерства, т.е. профессиональных чиновников, клерков. В идеале должна была получиться система, функционирующая в значительной степени автономно, независимо от того, кто сменяет друг друга на троне и у трона, какой фаворит в данный момент пользуется благорасположением монарха и что сам этот монарх собой представляет. Иными словами, бюрократия, костяк любого государства, отбор в которую осуществляется на основе профессиональных качеств, а не знатного происхождения. Не будем забывать, что речь идет о конце средневековья, когда подобные идеи действительно выглядели революционно. Элтон считает, что Кромвелю удалось воплотить их в жизнь, его оппоненты указывают, что не следует преувеличивать степень разрыва с прошлым, но в любом случае очевидно, что подобные перемены не происходят в течение 8 лет.

В 1530-е годы были сделаны существенные шаги в направлении централизации. Был образован Совет Севера – постоянно действующее бюрократическое учреждение, контролируемое из центра, Уэльс окончательно инкорпорирован в английское королевство, на его территорию была распространена система английского судопроизводства и администрации, население стало посылать депутатов в парламент.

Власть короля значительно усилилась. Однако Кромвель не был сторонником деспотического правления. Доказательство – роль, которую он придавал парламенту. В годы его министерства парламент созывался постоянно и привлекался к решению самых разнообразных вопросов. Этим Кромвель отличался от Вулси, не любившим это учреждение и обращавшимся к нему только для сбора чрезвычайных субсидий в период ведения военных действий. Как пишет Элтон, первой реакцией Кромвеля на возникшую проблему было написать билль. В этом очевидно сказывалось его юридическое прошлое. Кромвель понял потенциал этого института. В умелых руках он мог как облегчить достижение королем своих целей, обеспечив его политике поддержку сословий и придав ей законность, так и напротив – стать инструментом оппозиции. Как министр короны Кромвель довольно успешно этим учреждением манипулировал (кстати, он сам был красноречивым оратором, о чем свидетельствуют как тексты его речей, так и его современники, в том числе политические противники, например Гардинер). При этом парламент не всегда был покорным институтом, некоторые законопроекты, вышедшие из-под пера первого министра или его ближайших помощников, были отвергнуты, даже если имели поддержку короля. Если говорить о политических взглядах Кромвеля, его идеалом была политическая система, которую можно обозначить словами «король в парламенте». Три элемента этой системы – монархия, аристократия, палата общин – должны были находиться в органичном единстве и вместе составлять то, что на языке той эпохи называлось body politic (хотя король в принципе провозглашался стоящим выше прочих ветвей власти и о не о каких демократических выборах вплоть до 1832 г. не было и речи). В тюдоровскую эпоху удавалось добиваться взаимопонимания между этими элементами политической системы, позже началось противостояние. Решать эту проблему пришлось другому Кромвелю.

Заслугой Томаса Кромвеля является укрепление финансовой системы государства и прекращение инфляции. Его биограф Скофилд приводит в своей работе таблицу роста цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию за весь 16 в. Так вот, оказывается, что за 30-е гг. цены практически не росли. Они оставались на уровне предыдущего десятилетия. Тогда как в 40 и особенно в 50-е гг. наблюдается резкий скачок цен, особенно на продукты питания. Финансы после Кромвеля оказались расшатаны сначала войной Генриха во Франции, затем неумелой политикой регентов при Эдуарде. При Марии инфляция продолжалась, и лишь в 70-80-е гг., т.е. при Елизавете удалось более-менее выправить положение.

Очень интересно распоряжение, которое Кромвель в качестве вице-регента по церковным делам разослал приходским священникам в 1538 г. В каждом приходе отныне должна была вестись регистрация браков, рождений и смертей. Раньше этого не было, и многие люди знали свой возраст лишь приблизительно. Да и современные историки не всегда могут назвать точные даты рождения даже известных личностей, например, Анны Болейн, да и самого Кромвеля. Встречающаяся во всех источниках дата 1485 г. на самом деле условна, мы не знаем, когда он родился. Так что и в этом отношении Кромвель был провозвестником Нового времени. Правда, современники восприняли это новшество в штыки. Они думали, что правительство хочет в очередной раз повысить налоги.

Еще у него был ряд социальных законопроектов. Например, по противодействию огораживанию и сгону крестьян с земель. Здесь, правда, Кромвель не был оригинален, с этим злом боролись и другие тюдоровские правительства, но безуспешно. Зато поистине революционным был другой его билль о борьбе с нищетой и безработицей. Вместо обычной благотворительности предлагалось, говоря современным языком, создание новых рабочих мест. Государство должно было взять на себя организацию общественных работ, как то строительство и ремонт дорог, крепостей, гаваней, даже уборных и канализаций, и нанимать на это дело тех же безземельных крестьян, бродяг, в изобилии скитающихся по дорогам страны. Должны были быть созданы своеобразные биржи труда, занимающиеся подобными вопросами. Лица нетрудоспособного возраста, оказавшиеся без средств к существованию, должны были получать постоянные пособия, а те, кто был в состоянии работать, но предпочитал бродяжничать, подлежали клеймению (как и практиковалось в те времена). Деньги же на всё это следовало отпускать из королевской казны, пополнившейся после конфискации монастырской собственности, и от специальных налогов, взимаемых с состоятельных лиц, в том числе и с духовенства. Такое вот социальное государство 16 века. Излишне говорить, каким было отношение парламента к подобным предложениям. В конечном счете, Кромвелю удалось добиться принятия этих биллей, но в урезанном варианте. В первом случае (по поводу огораживаний) от первоначального проекта осталась лишь одна статья. Во втором (закон о бедняках 1536 г.) вся инициатива перекладывалась на плечи местных властей, приходов и им же надлежало нести все расходы.

В последние годы жизни Кромвель вынашивал еще один амбициозный проект. Он намеревался сделать Лондон вместо Антверпена центром торговли шерстью, дабы дать возможность Англии в полной мере воспользоваться своими выгодами главного поставщика этого вида продукции на европейский рынок и снизить зависимость от политических осложнений на континенте. В 1539 г. были понижены таможенные пошлины для иностранных купцов (ранее они платили больше, чем их английские коллеги). В 1540 году был издан Навигационный акт, предоставляющий льготы иностранным купцам, вывозящим английскую шерсть на английских судах. Велись речи о создании Лондонской биржи. Смерть Кромвеля прервала проведение этой политики. Генрих в итоге уступил давлению голландских купцов, недовольных заявленной английской конкуренцией. Это было первое после 1485 года поражение английского правительства в торговых делах. Биржа же стала реальностью в царствование Елизаветы.

Менее приятным аспектом деятельности Кромвеля стала его работа на посту неофициального министра госбезопасности. В 1534 г. парламент принял разработанный им закон об измене, который пришел на смену аналогичному статуту 1352 г. Он расширил количество статей, по которым человек мог быть обвинен в государственной измене. Теперь считалось изменой называть короля "еретиком", "схизматиком" и "прелюбодеем”. Не только планирование заговора против короля, но и его печатная и устная критика стали караться по закону. Правда, нужно было доказать, что слова против короля были произнесены "со злым умыслом" (а не просто по пьяни). Тем не менее, закон встретил тогда и встречает сейчас суровую критику и служит главным аргументом в утверждениях, что при Генрихе VIII в Англии установился деспотический режим. За период 1532-1540 гг., по подсчетам историка Элтона, порядка 900 человек было обвинено в измене. О 74 случаях нам ничего не известно, из оставшихся казнено было 308 человек. Эта последняя цифра включает такие известные случаи, как дело Анны Болейн и Поулов, а также участников восстания в Йоркшире (в результате восстания было казнено 178 мятежников). Из этого числа (900) 394 человека были привлечены к суду за устную критику королевской супрематии, из них 52 были казнены (остальные оправданы, помилованы, сбежали, приговорены к тюремному заключению). В 1547 году парламент Эдуарда VI исключил из этого закона пункт об устной критике короля. Теперь считалось изменой отрицать королевскую супрематию "by writing, printing or other overt act".

Существует представление, что Кромвель наводнил всю страну своими шпионами, которые доносили шефу о любом проявлении неблагонадежности. Элтон, специально изучавший этот вопрос, опроверг данное утверждение. Если оставить в стороне агентов при иностранных дворах (которых Кромвель зачастую оплачивал из своих личных средств, о чем мы имеем его свидетельство-жалобу, что мол они ему дорого обходятся), в Англии того времени не существовало развитой сети политической полиции. Содержать ее было просто накладно, не хватало ресурсов. Во всяком случае, в бумагах Кромвеля не удалось обнаружить данные, позволяющие судить, что те или иные лица состояли у него на службе со шпионскими функциями, систематически получая за свою работу жалование. Это не значит, что доносов не было. Но в роли «стукачей» выступали обычные граждане, а не агенты Кромвеля. Они действительно писали ему об антиправительственных высказываниях священников (чаще всего) и других лиц, свидетелями которых они стали. И Кромвель лично рассматривал каждый такой случай, вынося решение в зависимости от ситуации, нередко приказывая лицу, ставшему объектом доноса, явиться к нему на допрос.

Так что деятельность этого лица носила самый разнообразный характер. Но хотя Кромвель и имел свои политические взгляды, он прежде всего оставался советником Генриха VIII. Он не был самостоятельным политиком, ибо его возможности маневра и выбора той или иной стратегии были ограничены. Прежде всего он должен был проводить в жизнь волю короля.

1 комментар.
  • Как же много он сделал для государства! И практически ничего не показали... :( Впрочем, в "Тюдорах" показали хоть что-то, в фильмах же про Гарри и его гарем Кромвель только с бабами воюет - устраняет Екатерину, заменяя ее Анной, потом устраняет Анну. И еще короля обманывает насчет невесты. ну и все.