Эта девственная красота останется нетронутой я надеюсь Не многие ценят это...

" Эта девственная красота останется нетронутой, я надеюсь... Не многие ценят это,особенно наши придворные. Некоторые любят охоту, что меня не удовлетворяет... Потому что это вызывает отвращение, когда видишь кровь бедных, ни в чем не виноватых животных. Они считают это развлечением, разговаривают об этом за столом с упоением, слушать их противно..."

Мария Тюдор

23 комментар.
  • Моё солнышко! Я её обожаю!

    Какая же она кровавая?-она добрая!!!

  • черный пиар сделал свое дело.

  • И снова мои слова звучат, но уже здесь... Не ожидала.

  • Ваши или все же Марии?)

  • poe, я ее тоже люблю=)) просто не верится, что она могла кровавой стать!

  • А стала ли? Вот ведь в чем вопрос. И мне импонирует девиз Марии, очень точные слова " Истина, дочь времени".

  • Мария очень много страдала в жизни, так что нечему удивляться, что она могла в итоге ожесточиться. Особенно когда речь касалась вопросов религии, в которых она была очень принципиальна. Конечно, недобрую службу ей сослужил испанский муж, с "легкой руки" которого в Англии начала действовать инквизиция. Допускаю, что Мария не была настолько жестокой, она таким образом стремилась и мужу угодить, и свой монарший долг выполнить (ведь она полагала возврат Англии к Римской церкви своим священным первоочередным долгом). Так как Мария была правящей королевой, а муж - сбоку припеку, то и вся "кровавая слава" досталась ей.

  • тут дело даже не столько в муже, сколько в самих протестантах, которые были ой как не милосердны по отношению к самой Марии. Вспомните как ее и верных ей людей третировали и издевались, немудрено что она ответила тем же. Не притясняли бы ее -не притянсяла бы и она. А так она лишь утвердилась в своем мнении, что протестнатизм -зло.

  • Такой глобальный и острый вопрос, как религия, всегда был камнем преткновения, так что о примирении тут речь вести очень сложно.

  • Вообще, слова мои, взяты из моего поста в ролевой игре.

  • Влада, согласна, и все же веди себя верхушка протестантов у власти иначе у правления Марии был бы другой исход. Ведь она не испытывала какой-то жгучей ненависти к инакомыслящим. Она и с Клевской подружилась и приблизила к себе вдову Лорда-протектора с дочерью, т.е в целом то подходила с умом

  • Лорелея, а как это протестанты ее притесняли? Ей было позволено исповедовать свою религию, только не делать из отправления месс демонстрацию. А вот она притесняла инакомыслящих. И убивала мирных жителей, не угрожавших ее власти. Ее прозвище "кровавая" считаю заслуженным. Единственным оправданием ей служит служит то, что такая политика не была ее личным достоянием. Я понимаю, что Сара Болджер симпатичная актриса, но это не повод оправдывать инквизицию.

  • Галина, о том как Мэри притесняли в вопросах религии и говорилось и писалось много раз даже в группе. Ей даже мессы запрещали посещать и людей ее третировали, особенно во времена Дадли. Инквизицию никто не оправдывает, ну и делать из человека кровожаджадного тирана, не учитывая всех факторов, не повод клеймить его позором.

  • Она даже пыталась бежать несколько раз, а зачем бежать если на то нет причин, и никто ее не притеснял. Но историю пишут победители а в этой истории победили протестанты.

  • Лорелея, в группе много чего писалось. Это не показатель. Если кто ее и преследовал, то только Генрих. Да и то пока она не признала развод матери. При Эдуарде же регентский совет лишь требовал от нее, наследницы престола и второго лица в государстве, минимальной лояльности к государственной религии. Она отправляла мессы в своей резиденции, но частным образом. Но в глазах католиков она оставалась символом оппозиции, и естественно, власти были этим озабочены. Отсюда конфликты между Марией и Советом. Но она осталась католичкой. Когда же она пришла к власти, то всех заставила принять ее веру, а несогласных ждал костер. Елизавета как второе лицо при Марии не могла исповедовать ту веру, какую хотела. Мария при Эдуарде могла.

  • Вот выдержки из Эриксон. "Для английских католиков Мария стала универсальным символом народного сопротивления религиозным нововведениям. Как только Совет ввел новые религиозные порядки, Мария начала всеми способами демонстративно подчеркивать свою приверженность старой вере. По давно заведенному обычаю она ежедневно слушала одну мессу. Теперь же стала слушать две, три или даже четыре мессы... Когда летом 1548 года Мария отправилась на север.., где среди населения преобладали католики, ей устроили восторженный прием, а она всюду, где побывала, демонстрировала преданность католической службе. "Принцесса слушала мессу и участвовала в других богослужениях старой веры везде, где только оказывалось в ее власти это устроить", - сообщал императору Ван дер Дельфт (посол)." (с.312) Это была политическая демонстрация. И как должны были отреагировать власти? Речь идет не о нашем времени с его терпимостью. Сомерсет говорил императорскому послу: "Разве это возможно, чтобы король и его сестра, к которой в случае его смерти перейдет вся власть, исповедовали разные религии? Это определенно может привести к возникновению распрей и даже к гражданской войне". (с.315). Но так как за спиной наследницы английского престола стоял император Карл (который, кстати, в своих владениях не руководствовался принципами религиозной терпимости, а наоборот, именно в данное время перешел к активным гонениям на протестантов), то Совет принял следующее решение. "Мария, - провозгласил регент, - может продолжать вести прежний образ жизни только при одном условии: не устраивать из отправлений религиозных обрядов демонстрации" (с. 317). Ему вторил советник Пэджет. "... леди Мария может свободно и без какого-либо вмешательства продолжать отправлять религиозную службу, к которой привыкла, но лишь у себя в доме. А ее священники и все те, кто находится в ее окружении, также ничем при этом не рискуют" (с.318) Какие кровавые протестанты, правда?

  • У той же Эриксон есть о том как ее людей арестовывали и у нее же о готовящемся побеге Марии упоминается, так что будь все на деле так легко и просто, никуда бы она не побежала. И за жизнь свою не боялась.

  • Лорелея, у меня к вам один вопрос: как, по вашему мнению, должны были поступить с Марией члены правительства короля Эдуарда?

  • indorse@@@, хм, а к чему вопрос то? Лично мое мнение что надо было Марии семейную жизнь обеспечить, головной боли было бы меньше. И всем спокойнее.

  • А вопрос к тому, что вы писали о том, что ее немилосердно третировали. Простите, но она была не частным лицом, а наследницей престола. И она, эта наследница, проявляла открытую оппозиционность по отношению к политике царствующего монарха, прежде всего в религиозной сфере. Кто в те времена стал бы это терпеть? Уж точно не сама Мария, что она очень хорошо показала. Члены же Совета всего лишь просили ее не устраивать из своей религии демонстрации, не превращать ее в политику. Мария же решила, что ее преследуют и чуть было не ударилась в бега. Вы, очевидно, считаете, что советники Эдуарда были очень плохими (немилосердными) и к принцессе должен был быть применен другой подход. Мой вопрос: какой? А то получается, что это они, протестанты у власти, виноваты в последующих ее репрессиях. Замужество же ее ничего не решало именно потому, что она не была частным лицом. Ее брак - вопрос политический.

  • Кстати сказать, именно при Дадли Совет обсуждал вопрос о замужестве Марии. Вновь всплыла кандидатура ее прежнего жениха Луиса Португальского. Но как и во времена Генриха, из этого ничего не вышло. Мое же мнение, что если бы она вышла замуж, это бы лишь прибавило головной боли правительству. Потому как им пришлось бы иметь дело еще и с ее мужем. Как он себя поведет? Не захочет ли власти, места в Совете (наверняка захочет)? А вдруг устроит заговор в ее пользу, опираясь на католическую часть населения? Сомневаюсь, что всем стало бы спокойнее.

  • Спокойнее могло бы стать только в том случае, если бы Марию еще молодой принцессой отдали замуж в ту же Португалию. Но брак правящей королевы с принцем-католиком ничего, кроме немалых размеров геморроя, ее подданным обеспечить не мог.

  • Права того же Филиппа были ограничены да и выдать можно было не в Англию.