• Как и любой королевской супруге Екатерине после замужества была выделена...

    "Как и любой королевской супруге, Екатерине после замужества была выделена имущественная доля — зем­ли с ежегодным доходом около 3000 фунтов, который мог обеспечивать ей определенную свободу действий. Трудно знать наверняка, какая часть этого дохода раздавалась ею в качестве милостыни или выдавалась управляющим её многочисленных поместий, но этого было достаточно, чтобы обеспечить себе репутацию щедрой дамы.

    Часть легенды, создавшейся вокруг нее за время последующих бедствий, состояла в том, что сотни бедных семейств вы­жили благодаря ее щедрости, и утверждали даже, что простые англичане любили свою королеву, потому что она их кормила. Истина, вероятно, была менее эффектна, но есть факты, подтверждающие, что многие получатели денег имели фонды, специально предназначенные для бла­готворительных целей. Нет оснований считать, что она убедила или пыталась убедить Генриха создать какой-то фонд пособий по бедности, который занимался бы рас­пределением средств, пищи или одежды в случае край­ней необходимости. Такая деятельность была для нее выражением личного милосердия, а не социальной поли­тики. От нее этого ждали и как от королевы, и как от доброй христианки. Точно так же от нее ожидали хода­тайства за преступников и выслушивания петиций вдов и сирот. Подобно тому, как Святая Мария считалась самой могущественной защитницей караемых грешников перед своим Божественным Сыном, так и земная королева долж­на была смягчать королевское правосудие милосердием. Это соответствовало женской природе и женской роли.

    Поэтому хотя совершенно точно установлено, что Екате­рина успешно вступилась за лондонцев, осужденных за мятеж в 1517 году (Evil May Day), не менее хорошо извест­но, что это была часть разыгранного королевского спек­такля, в который она была вовлечена королем и Уолси.

    Возможно, по натуре она была жалостлива, но об этом нельзя судить по данному конкретному делу, предназна­ченному для публики, и которое впоследствии использо­валось теми, для которых отлученная королева стала свя­той и мученицей. Баллада Томаса Церковника закрепила эту легенду:

    За что милосердная королева, радуясь сердцем,

    Услышала благодарности и хвалы их матерей

    И оставалась любимой до конца своих дней."

    Д. Лоудз, "Генрих 8 и его королевы"

    0 комментар.