Карта не шла. Совсем

Карта не шла. Совсем...

Генрих нервно переложил вощёные картинки с одной стороны руки на другую, но от этого ни карточная комбинация, ни тревожащее его положение не улучшились. Две девятки, семёрки и валет...

Стоял канун брачной ночи, той самой, что пугала английского короля, стоило ему посмотреть на суженую. Совсем рядом, выстроившись в шелестящую шеренгу, пребывали важнейшие лица двора, наблюдавшие за новобрачными и - Генрих готов был в этом поклясться! - сдерживающие насмешливые ухмылки... Тюдор порывисто швырнул на стол нахально щерившегося валета и глянул исподлобья на женщину, несколько часов назад ставшую его супругой.

Она была бледна и, даже сидя, по-прежему огромна. Ни утонченности черт лица, ни хрупкости фигуры, ни изящества осанки, что так красили женщин в глазах английского монарха... Широкие массивные плечи, умело задрапированные в атлас платья, длинная, но мощная шея, покрытая украшениями, большие и по-своему красивые руки, сжимающие подрагивающие игральные карточки... Генрих вздрогнул и, услышав вкрадчивый шёпот пажа - "Ваш ход, Ваше Величество" - снова уставился на карточную колоду, где, поверх недавно брошенного им валета, уже воцарилась червонная дама.

"Как я могу лечь с ней в постель? Как обнимать ту, к которой при церемонии я был вынужден слегка приподняться на носки, чтобы коснуться её уст губами?!" - с недоверием проворчал про себя король и, не в силах признаться, что оттягивает "таинство брачной ночи", потянулся к колоде. Карта не шла. Король вытянул бубовую шестёрку.

- Как вам нравится в Англии, миледи? - покусывая от бессилия губы, поинтересовался Тюдор. - Наш канцлер, Кромвель, говорил, что в герцогстве вашего брата в эту пору вовсю начинают охоту на медведей?

Король судорожно сжал карты и окинул замолчавших придворных, а особенно потупившегося Кромвеля, яростным, почти ненавидящим взглядом.

0 комментар.