Новый кусок моего перевода из романа Внесите тела который повествует об участии...

Новый кусок моего перевода из романа "Внесите тела", который повествует об участии Томаса Кромвеля в падении Анны Болейн и возвышении Джейн Сеймур. В этом эпизоде Кромвель посещает Сеймуров, чтобы передать Джейн подарок от короля, и находит братьев дрессирующими сестру.

Теперь, когда дело должно закончится понятно чем, Сеймуры начали учить Джейн, как быть королевой.

- Учись обращаться с дверью, - говорит Эдвард Сеймур. Джейн щурится на него. – Как правильно открывать ее и входить.

- Ты сказал – быть осторожнее, - Джейн опускает глаза, демонстрируя осторожность.

- Так. Выйди из комнаты, - говорит Эдвард. – Войди. Как королева, Джейн.

Джейн выскальзывает из комнаты. Скрипит закрывающаяся за ней дверь. Они успевают посмотреть друг на друга. Дверь распахивается. Длинная пауза – видимо, по-королевски выдержанная. Зияет дверной проем. Потом медленно появляется Джейн.

- Так лучше?

- Знаете, что я думаю? – говорит Кромвель. – Я думаю, что теперь Джейн не придется самой открывать дверь, так что все это неважно.

- Я думаю, что постоянно застенчивый вид может надоесть, - говорит Эдвард. – Посмотри на меня, Джейн. Я хочу видеть выражение твоего лица.

- А с чего ты взял, что я хочу видеть выражение твоего? – бормочет Джейн.

В галерее собралась вся семья. Два брата, сдержанный Эдвард и порывистый Том. Почтенный сэр Джон, старый козел. Леди Марджери, в свое время признанная красавица, которую Джон Скелтон назвал в своих стихах «добрая, учтивая и кроткая». Но сейчас никакой кротости что-то не видать: она выглядит зловещим триумфатором, эта женщина, которая наконец-то добилась в жизни успеха, хотя для этого потребовалось почти шестьдесят лет.

Вплывает Бесс Сеймур, вдовая сестра. В руках у нее полотняный сверток.

- Господин секретарь, - говорит она, делая реверанс. Потом обращается к брату:

- Вот, Том, подержи. Присядь, сестра.

Джейн усаживается на стул. Кажется, сейчас ей вручат грифельную доску и заставят писать буквы.

- А теперь долой вот это, - говорит Бесс и буквально нападает на сестру: энергичным рывком обеих рук она срывает с нее головной убор полумесяцем, сдергивает вуаль, и свернув все в один узел, сует в подставленные с готовностью руки матери.

Маленькое бледное личико Джейн, обрамленное белым чепчиком, выглядит как у человека на одре болезни.

- Чепец тоже прочь, и начнем сначала, - командует Бесс. Она старается распутать узел завязок под подбородком сестры.

- Что ты с ними сделала? Они выглядят так, словно ты их обмусолила.

Леди Марджери подает ножницы, Джейн освобождают одним надрезом. Сестра смахивает чепец, и бледные волосы Джейн, словно тонкий луч света, скользят по ее плечу. Сэр Джон хмыкает и отводит взгляд, старый лицемер, как будто он увидел что-то не предназначенное для мужских глаз. Какое-то время волосы свободны, пока леди Марджери не дергает их, накручивая на свою руку, как будто они бесчувственные, вроде мотка шерсти. Джейн хмурится из-за того, что сделали на скорую руку с ее затылком, замотали и запихали под новый, более плотный чепец.

- Сейчас прикрепим вот этот, более элегантный, - говорит Бесс, увлеченно действуя. – Если ты выдержишь.

- Никогда не любила завязки, - говорит леди Марджери.

- Спасибо, Том, - говорит Бесс, забирая у него сверток, и разворачивает его. – Каркас, - требует она. В следующий момент обтянутый тканью каркас установлен на голове у Джейн. Она с мольбой поднимает глаза и тихонько скулит, потому что проволочный каркас кусает ей скальп.

- Удивительно, - говорит леди Марджери. – У тебя голова больше, чем я думала. Джейн.

Бесс примеряет на себя изогнутую проволоку. Джейн сидит тихо.

- Вот так, - говорит леди Марджери. – Отогни. Подними отвороты. На уровне подбородка, Бесс. Так любила носить старая королева.

Она делает шаг назад, чтобы оценить дочь, заключенную в старомодный чепец гейбл – фасон, который вышел из моды во времена Анны. Леди Марджери поджимает губы, глядя на дочь.

- Рыцарь в шлеме, - произносит она.

- Я думаю, это Джейн, - говорит Том Сеймур. – Сядь прямо, сестра.

Джейн осторожно трогает руками гейбл, так, словно он горячий.

- Оставь его в покое, - бросает мать. – Ты носила их раньше, так что привыкнешь.

Бесс достает отрезок красивой черной вуали.

- Сиди смирно, - она начинает увлеченно прикреплять ее к задней части чепца. Ой, моя шея, говорит Джейн, а Том Сеймур безжалостно смеется.

- Простите, что задерживаем вас, господин секретарь, - говорит Бесс. – Но она должна разобраться в этом.

Помилуйте, думает он, это же так неловко: Екатерина умерла всего четыре месяца назад, возможно, король не захочет напоминаний о ней.

- У нас есть еще несколько, - говорит Бесс сестре. – Так что если ты действительно не можешь надевать его, мы можем все снять и попробовать еще раз.

Джейн закрывает глаза:

- Я уверена, что сумею.

- Как вы достали их так быстро? – спрашивает Кромвель.

- Мы просто держали их в сундуках, - говорит леди Марджери. – Женщины вроде меня, кто знал, что они нам еще понадобятся. Если Богу будет угодно, мы много лет не увидим французских фасонов.

Старый сэр Джон говорит:

- Король послал ей драгоценности.

- Вещи, которые теперь не нужны «ла Ане», - говорит Том. – Скоро они перейдут к Джейн.

Бесс говорит:

- Смею предположить, Анна не захочет взять их с собой в монастырь.

Джейн поднимает глаза, ловит взгляды братьев, и снова опускает. Это всегда неожиданность – слышать ее голос, мягкий и чистый, тон которого так не соответствует словам:

- Не вижу пользы от монастыря. Сперва Анна заявит, что она беременна от короля. Тогда она будет вынуждена ждать, но без результата, потому что его и нет. После чего она придумает новые поводы для проволочек. А между тем ни один из нас не будет в безопасности.

Том заявляет:

- Она знает тайны Генриха, смею сказать. И она продала бы их своим друзьям французам.

- Не то чтобы они ее друзья, - говорит Эдвард.

- Но она попыталась бы, - говорит Джейн.

Кромвель смотрит на их плотную шеренгу – старый добрый английский род. Он спрашивает Джейн:

- Что бы вы сделали, если бы могли, чтобы уничтожить Анну Болейн?

В его тоне нет упрека, ему просто интересно. Джейн на мгновение поднимает глаза.

- Нет нужды придумывать что-то для ее уничтожения. Она сама себя погубила. В этом никто не виноват. Нельзя сделать то, что сделала Анна Болейн и дожить до старости.

10 комментар.
  • А я бы хотела попробовать носить гейбл :) Внешне он нравится мне больше, чем арселе.

    Что же касается слов, сказанных Джейн в конце — они шокируют, но вместе с тем и доказывают то, что она не "светлый ангел". В образ Джейн, описанный у Хилари Мантел, верится больше, нежели в произведениях, где её идеализируют.

    Огромное спасибо за то, что радуете нас интересными переводами из самой ожидаемой нами книги!

  • Мне очень нравится этот отрывок. Влада, если бы вы переводили, книга уже давно вышла бы. Перевод замечательный.

  • А фото то как подходит к этому отрывку)

  • indorse@@@, спасибо! Так приятно прочесть эти слова! :) Я бы с удовольствием переводила книгу, но пока работала, у меня было не так уж много свободного времени. да и языка я не ахти какой знаток... Перевожу вот, пока есть время и желание :) пусть наши участники почитают.

  • jazz200008, мне приятно порадовать :) Да и сама я задолбалась ждать профессионального перевода.

  • А ты, Джейн, тоже до старости не доживешь. И в этом романе это будет так символично... Значит, Джейн вот так все умно изучала, поведение Анны осудила, себя правильно вела, и в итоге умрет даже будучи младше Болейн.

  • Кстати, а почему леди Маджери говорит о том, что Джейн носила гейбл раньше? Его ведь только замужние дамы одевали.

  • indium, если честно, не знаю насчет гейбла. Наверное, писательский косяк. На картинах того времени в гейблах только замужние дамы, девушки в головных уборах другого типа, даже если это и не френч-худ.

  • Каждые отрывки из 2-части еще сильнее раззадоривают меня. Но недолго ждать, осталось профессиональный перевод обещали, в марте, так что остаётся ждать как Хатико)

  • elgin198705, в марте? Ох, наконец-то! Спасибо за информацию!