Ну и продолжение предыдущего поста отрывок с подарком от короля который приехал...

Ну и продолжение предыдущего поста - отрывок с подарком от короля, который приехал передать Джейн Кромвель:

- А теперь, - говорит Кромвель, неловко чувствуя себя из-за того, что привлекает всеобщее внимание. – Я приехал сюда передать подарок от короля.

Он завернут в шелк. Джейн поднимает взгляд.

- Однажды вы сделали мне подарок, мистер Кромвель. В то время никто больше так не поступил. Можете быть уверены – я буду помнить об этом, когда в моей власти будет отблагодарить вас.

В этот момент вошел хмурый Николас Кэрью. Он не входит в комнату, как прочие люди, а вкатывается, словно осадное сооружение или катапульта, и теперь, остановившись напротив Кромвеля, он выглядит так, словно собирается бомбардировать его.

- Я слышал об этих балладах (высмеивающих Джейн – прим. переводчика), - говорит он. – Неужели вы не можете пресечь это?

- В них нет ничего личного, - говорит он. – Просто подогретые слухи, как во времена, когда Анна претендовала на место королевы Екатерины.

- Нечего сравнивать эти две ситуации! Эта добродетельная леди, и та… - Кэрью не находит слов. Действительно, юридический статус Анны не определен, обвинения еще не сформированы, и трудно ее как-то охарактеризовать. Если изменница – то она, в ожидании вердикта суда, формально мертва. Хотя в тауэре, согласно отчетам Кингстона, она хорошо ест и смеется, словно Том Сеймур, над своими собственными шутками.

- Король переписывает старые песни, - говорит Кромвель. – Переделывает рифмы. Вместо «смуглая леди» - «прекрасная леди». Джейн знает, как с этим управляться. Она была со старой королевой. Если уж у такой малютки, как Джейн, нет иллюзий, тогда вы должны избавиться от своих, сэр Николас. Вы для них слишком старый.

Джейн сидит неподвижно с подарком в руках, все еще неразвернутым.

- Неплохо бы развернуть его, Джейн, - любезно говорит ее сестра. – Что бы там ни было – оно теперь твое.

- Я слушала господина секретаря, - говорит Джейн. – У него можно многому поучиться.

- Едва ли эти уроки тебе по зубам, - возражает Эдвард.

- Не знаю. Десять лет в свите мистера Кромвеля – и я бы могла научиться постоять за себя.

- Твоя судьба быть королевой, а не клерком, - говорит Эдвард.

- Так ты благодаришь Бога за то, что я родилась женщиной? – спрашивает Джейн.

- Мы все каждый день благодарим Бога на коленях, - говорит Том Сеймур с неуклюжей галантностью. Такое для него в новинку – чтобы его скромница-сестра требовала комплиментов, поэтому он не сразу соображает, как отреагировать. Он смотрит на Эдварда и пожимает плечами: извини, уж как мог.

Джейн разворачивает подарок. Она пропускает цепочку между пальцев, словно прядь своих волос. Берет крошечную книгу в руки и переворачивает ее. На черно-золотой эмали обложки переплетены выложенные рубинами инициалы Г и А.

- Это ничего, камни можно заменить, - быстро говорит Кромвель. Джейн вручает предмет ему. У нее вытянулось лицо - она еще не знает, насколько экономным может быть король, этот великолепный государь. Генрих должен был предупредить меня, думает он. Под инициалом Анны все еще можно различить букву К. Он передает книгу Николасу Кэрью.

- Вы обратили внимание?

Рыцарь открывает ее, возясь с крошечной застежкой.

- А, это латинский молитвенник, - говорит он. - Или библейские стихи?

- Можно мне? – Кромвель забирает книжечку обратно. – Это Книга притчей Соломоновых. «Кто может найти хорошую, добродетельную женщину? Цена ее превыше рубинов».

Очевидно, это не так, думает он: три подарка, три жены, и только один счет от ювелира. Он с улыбкой говорит Джейн:

- Вы знаете женщину, которая здесь упомянута? Ее одежды - шелка и пурпур, говорит автор. Я бы мог рассказать вам о ней намного больше, чем содержится в стихе на этой странице.

Эдвард Сеймур говорит:

- Вам нужно было стать епископом, Кромвель.

- Эдвард, - отвечает он. – Мне нужно было стать Папой.

1 комментар.
  • Есть, кстати фан-арт Джейн с цитированием её фразы о подарке Кромвеля)