О проклятии Тамплиеров

О проклятии Тамплиеров

:

Последний из Великих магистров ордена, Жак де Моле, по преданию, перед казнью вызвал обвинителей на Божий суд и произнес проклятие тамплиеров, которое после якобы несколько столетий преследовало папство и королевскую династию. Откуда появилась легенда о проклятии Великого магистра анафеме, и имеет ли она под собой исторические основания?

Великий магистр тамплиеров, также как и многие из его соратников, под пытками папской инквизиции и стражников короля, дал признательные показания. Но затем он стал одним из защитников ордена и пытался снять с него все обвинения. Из-за этого Жак де Моле и около пятидесяти его соратников были осуждены и казнены как «повторно впавшие ересь». Соответствующая статья существовала в средневековых кодексах, и если тех, кто не отказывался от своих убеждений, можно было просто заключить в тюрьму или отлучить от церкви, то тех, кто сначала отказался от прежней позиции, а потом снова принял её на веру, следовало казнить.

Жак де Моле был уже в преклонном возрасте, но, по свидетельствам средневековых историков, с достоинством встретил повторные обвинения и смертельный приговор. Перед тем, как взойти на костер, он снял с себя плащ с крестом тамплиеров, аккуратно сложил его и оставил рядом с кострищем. Затем поднявшийся на место казни Великий магистр ордена вызвал Папу и короля на Божий суд, а после произнес пламенную речь, в которой якобы и предал анафеме, а после проклял обвинителей и все их потомство. На самом деле сохранившаяся запись речи Великого магистра вызывает у историков подозрения, поскольку является довольно подробной и эмоциональной, но записана не очевидцем. И даже в ней не сохранилось прямого свидетельства о проклятии или анафеме.

1 комментар.
  • Понятно, почему родилась эта легенда. Папа и французский король умерли в этот же год, когда был казнен бывший магистр, с интервалом в несколько месяцев. Дрюон в своем романе делает жертвой проклятия еще одного деятеля, министра Филиппа Красивого Ногарэ. На самом деле, к моменту описываемых событий он был уже мертв. Что мне нравится в романе, автор показывает вполне земные, материальные причины всех этих смертей. Там нет мистики.