Одним из наиболее ярких умов английского Возрождения являлся Филип Сидни

Одним из наиболее ярких умов английского Возрождения являлся Филип Сидни (Philip Sidney). Сидни был идолом своего времени, в нём, пожалуй, всего полнее и красивее отразился век. Он был так же красив, как храбр, остроумен и нежен, благороден и великодушен по характеру, одинаково дорог Елизавете и Спенсеру, любимец двора и войска. Знания и талант Сидни сделали его центром литературного мира, появившегося тогда в "елизаветинской" Англии.

Сэр Филип Сидни [Sir Philip Sidney; 30.11.1554, Пенсхёрст-Плейс, Кент — 17.10.1586, Арнем, Республика Соединённых провинций Нидерландов] — придворный, государственный деятель, воин, поэт и покровитель ученых и поэтов, считался идеальным джентльменом своего времени. В истории английской литературы он остался трижды новатором — в области поэзии, прозы и теории литературы. Если не считать сонетов Шекспира, цикл «Астрофил и Стелла» Сидни рассматривают как самый прекрасный цикл сонетов елизаветинской эпохи, а «Защита поэзии» Сидни воплотила критические идеи теоретиков Ренессанса применительно к Англии.

Филип Сидни был старшим сыном сэра Генриха Сидни и леди Мэри Дадли, дочери герцога Нортумберлендского, крестным отцом его был сам испанский король Филипп II. После восшествия Елизаветына престол его отец был назначен лордом-президентом Уэльса (и позже трижды назначался лордом-наместником Ирландии), а дядя, Роберт Дадли, получил титул графа Лестера и стал наиболее доверенным советником королевы. Конечно, с такими родственниками молодому Cидни была суждена карьера государственного деятеля, дипломата и воина. В возрасте 10 лет он поступил в наиболее прогрессивную по тем временам школу в Шрюсбери, где его одноклассником был поэт Фулк Гревилль (позже должностное лицо при двореЕлизаветы), ставший на всю жизнь его другом и первым биографом. С февраля 1568 г. по 1571 г. он прошел трехлетний курс обучения в Оксфорде, позднее путешествовал по Европе (с мая 1572 г. по июнь 1575 г.), совершенствуя свои познания в латинском, французском и итальянском языках. Он был очевидцем трагической Варфоломеевской ночи, приобрел также непосредственные познания в европейской политике и познакомился со многими ведущими государственными деятелями Европы. Его первым назначением при дворе (в 1576 г.) стала должность королевского виночерпия, которую он унаследовал от отца, не прибыльная, но почетная. В феврале 1577 г., в возрасте всего 22 лет, он был послан послом к немецкому императору Рудольфу II и пфальцграфу Луи VI, чтобы выразить соболезнования королевы Елизаветы по случаю кончины их отцов. Наряду с этой формальной задачей ему поручается прозондировать отношение немецких принцев к формированию всеевропейской Протестантской лиги. Сидни возвратился с восторженным докладом о перспективах формирования такой лиги, но осторожная королева послала других эмиссаров проверить его доклад, и они возвратились с менее оптимистическими взглядами на надежность немецких принцев в качестве союзников. Следующее ответственное официальное назначение Сидни получил только восемь лет спустя. Тем не менее он продолжал заниматься политикой и дипломатией. В 1579 г. он написал королеве конфиденциальное письмо с возражениями против ее помолвки с герцогом Анжуйским, римско-католическим наследником французского престола. Кроме того, Сидни был членом Парламента от графства Кент в 1581 и 1584–1585 гг. Он переписывался с иностранными государственными деятелями и развлекал важных гостей. Сидни был одним из немногих современников-англичан, проявлявших интерес к недавним открытиям в Америке, и поддерживал исследования мореплавателя сэра Мартина Фробишера. Позднее он заинтересовался проектом организации сэром Уолтером Рэли американской колонии в Виргинии и даже намеревался сам отправиться в поход против испанцев вместе с сэром Фрэнсисом Дрейком. У него были разносторонние научные и художественные интересы, он обсуждал вопросы искусства с живописцем Николасом Хиллардом и проблемы химии с ученым Джоном Ди, был большим покровителем ученых и писателей. Ему были посвящены более 40 работ английских и европейских авторов — работы по богословию, древней и современной истории, географии, военному делу, юриспруденции, логике, медицине и поэзии, что указывает на широту его интересов. Среди множества поэтов и прозаиков, искавших его покровительства, были Эдмунд Спенсер, Томас Уотсон, Абрахам Фраунс и Томас Лодж. Сидни был превосходным всадником и прославился участием в турнирах — частично спортивных соревнованиях, а частично символических представлениях, которые были главным развлечением двора. Он страстно желал жизни, полной опасностей, но его официальная деятельность была в значительной степени церемониальной — прислуживание королеве при дворе и сопровождение ее в поездках по стране. В январе 1583 г. он был произведен в рыцарское звание, но не за какие-то выдающиеся заслуги, а чтобы дать ему право замещать своего друга, принца Казимира, который должен был получить Орден Подвязки, но не мог посетить церемонию. В сентябре он женился на Франциске — дочери государственного секретаря королевы Елизаветы, сэра Фрэнсиса Уолсингема. У них была одна дочь, Елизавета. Поскольку королева не предоставляла ему ответственной должности, он в поисках выхода своей энергии обратился к литературе. В 1580 г. он закончил героический роман в прозе «Аркадия». Характерно, что с аристократической беспечностью он называл его «пустячком», в то время, как роман является повествованием с запутанным сюжетом, состоящим из 180000 слов. В начале 1581 г. его тетка, графиня Хантингдонская, привезла ко двору свою племянницу Пенелопу Деверье, которая в конце года вышла замуж за молодого лорда Рича. Сидни влюбился в нее и летом 1582 г. сочинил цикл сонетов «Астрофил и Стелла» о любви молодого придворного Астрофила к замужней даме Стелле, описав неожиданно настигшую его любовь, свою борьбу с нею и окончательный отказ от любви во имя «высокой цели» служения обществу. Эти сонеты, остроумные и полные страсти, стали выдающимся явлением елизаветинской поэзии.

Пенелопа Деверье, сестра фаворита Елизаветы графа Эссекса, была незаурядной личностью. Она была очень красива, образованна, владела французским, итальянским и испанским языками, участвовала в придворных спектаклях. Брак Пенелопы с графом Ричем не был счастливым, и, родив мужу четырех детей, она примерно в 1588–1589 гг. стала любовницей сэра Чарльза Блаунта. Получив в 1605 г. развод, она вышла замуж за Блаунта (к этому времени у нее и от него было четверо детей). Новое замужество оказалось недолгим — Блаунт вскоре умер, а вслед за ним, в 1607 г., скончалась и Пенелопа.

Но вернемся в 1582 год. Примерно в это время Сидни написал и «Защиту поэзии» — философско-эстетическое кредо создателей новой английской поэзии, красноречивое доказательство социальной ценности творчества, которая осталась самым прекрасным достижением елизаветинской литературной критики. В 1584 г. он начал коренным образом перерабатывать свою «Аркадию», превращая прямолинейный сюжет в многоплановое повествование. Роман остался законченным только наполовину, но и в таком виде остается наиболее важным прозаическим сочинением XVI столетия на английском языке. Он также написал ряд других стихотворений, а позднее начал перекладывать Псалмы. Писал он для собственного развлечения и для развлечения близких друзей; с типичным для аристократических взглядов пренебрежением к коммерции он не разрешал издавать свои сочинения при жизни. Откорректированная версия «Аркадии» была напечатана в неполном виде только в 1590 г.; в 1593 г. в новом издании добавлены последние три книги в первоначальной версии (полный текст первоначальной версии оставался в рукописи до 1926 г.).

«Астрофил и Стелла» были напечатаны в 1591 г. в искаженном варианте, «Защита поэзии» — в 1595 г., а собрание сочинений — в 1598 г. (оно переиздавалось в 1599 г. и девять раз в течение XVII столетия).

В июле 1585 г. Сидни получил долгожданное назначение. Он вместе с дядей, графом Уориком, был назначен руководителем ведомства, обеспечивавшего военные поставки в Королевстве. В ноябре королеву, наконец, убедили помочь Голландии в борьбе с испанскими захватчиками, послав им войска во главе с графом Лестером. Cидни был назначен губернатором города Флашинга и получил под командование отряд конницы. Последующие 11 месяцев были потрачены на неэффективные кампании против испанцев, и Cидни было трудно сохранять боевой дух плохо оплачиваемых войск. Он написал тестю, что если королева не заплатит солдатам, то потеряет свои гарнизоны, но что касается его самого, любовь к цели никогда не позволит ему устать от попыток ее достижения, потому что «мудрый и верный человек никогда не должен огорчаться, если правильно исполняет собственный долг, хотя другие его и не выполняют».

22 сентября 1586 г. Сидни добровольно вызвался участвовать в операции по предотвращению доставки испанцами продовольствия в город Зутфен. Транспорт охранялся большими силами, превосходившими англичан численностью, но Cидни трижды прорывался через вражеские линии, и с раздробленным пулей бедром самостоятельно выехал с поля боя. Его отвезли в Арнхем, рана воспалилась, и он приготовился к неизбежной смерти. В последние часы он признался, что не сумел избавиться от любви к леди Рич, но теперь к нему возвращаются радость и успокоение.

Сидни похоронили в соборе св. Павла в Лондоне 16 февраля 1587 г. с почестями, обычно оказываемыми очень знатным аристократам. Университеты Оксфорда и Кембриджа и европейские ученые выпустили мемориальные издания в его честь, а почти каждый английский поэт написал стихи в память о нем. Он заслужил эти почести, хотя и не свершил никаких выдающихся государственных дел — можно написать историю политических и военных событий времен Елизаветы, ограничившись всего лишь упоминанием его имени. Восхищение вызывал его идеальный образ.

Из романа "Аркадия"

С любимым обменялись мы сердцами:

Он взял мое и дал свое взамен;

Не может лучшей сделки быть меж нами,

И нас обоих радует обмен.

С любимым обменялись мы сердцами.

И сердце милого во мне стучит,

Мое - его умом повелевает;

Мое - теперь ему принадлежит,

Его - теперь со мною пребывает.

С любимым обменялись мы сердцами.

(Перевод В. Рогова)

Сонет № 31

Луна ползет на небе зачернённом

Безропотно, печальна и бледна.

И там, быть может, Лучник окрылённый

Свою стрелу достал из колчана?

Мои страданья взглядом изнурённым

Тебе судьба прочувствовать дана.

В твоём лице, печали обречённом,

Любовь неразделённая видна.

Скажи, Луна, товарищ по несчастью,

Что, лишь глупцы любимому верны?

И что в ответ на зов горячей страсти

Красавицы насмешками полны?

И что неблагодарность - добродетель

Там, наверху, где только ты, да ветер?

(пер. Александра Лукьянова)

1 комментар.