Откуда взялась история о том что Екатерина Говард на эшафоте призналась что...

Откуда взялась история о том, что Екатерина Говард на эшафоте призналась, что предпочла бы умереть женой Калпеппера.

Романтическая версия взаимоотношений королевы Кэтрин Говард и придворного Томаса Калпеппера берет свое начало с так называемой «испанской хроники». Полное название этого источника – «Хроника Генриха VIII Английского, представляющая собой записки современника касательно основных событий царствования Генриха VIII и Эдуарда VI. Написано по-испански анонимным автором». Хроника была переведена и опубликована в 1889 г. Мартином Хьюмом, поэтому при ссылках на нее современные историки часто пишут просто: “Hume, Chronicle of Henry VIII”. Личность ее автора установить не удалось, предполагается, что он был испанцем, проживавшим в Лондоне во времена правления Генриха и Эдуарда, возможно, купцом или солдатом-наемником. Он мог быть свидетелем некоторых сцен, которые описывает (например, коронации Анны Болейн и Эдуарда VI, торжественной встречи Анны Клевской в Блекхите), но в целом, не мог похвастаться близостью к сильным мира сего и посему при составлении своего труда довольствовался сведениями из вторых и третьих рук, попросту говоря, слухами. Тем не менее, многим сообщенным им «фактам» была суждена долгая жизнь в массовой культуре.

Кэтрин Говард автор хроники делает четвертой женой короля, на которой тот женился после смерти Джейн Сеймур. Она была самой красивой из жен Генриха, но и самой высокомерной. Каждый день ей приходил в голову какой-нибудь новый каприз. Король же так был ею очарован, что удовлетворял любую ее прихоть и задаривал драгоценностями и прочими подарками. Он даже отослал прочь от двора в отдельный дворец свою дочь Марию и сына Эдуарда, ибо новая королева пожаловалась ему, что придворные оказывают принцессе такие же почести, как и ей, что недопустимо – только она, Кэтрин, должна быть в центре внимания. Короче, полностью находился под каблуком у юной красотки. Но был еще один джентльмен, который также был очарован королевой – паж Томас Калпеппер. Он был влюблен в нее, когда она еще не была замужем. Ее брак с королем нанес ему глубокую душевную рану. Он даже заболел от горя. Оправившись от болезни и вновь появившись при дворе, Калпеппер был не в состоянии скрыть своих терзаний. Он начинал тяжело вздыхать, стоило ему только увидеть королеву. Его чувства не остались незамеченными. Екатерина тоже испытывала к нему симпатию. Она стала улыбаться ему в ответ и всячески показывать, что он ей небезразличен. Ободренный такими поощрительными знаками, Калпеппер осмелился написать королева любовное письмо и передал его ей на балу. Она ответила таким же способом, когда они вновь танцевали вместе. В письме она писала, что найдет способ удовлетворить его желание. Незачем говорить, что Калпеппер был обрадован сверх всякой меры.

Но выполнить свое обещание Екатерине оказалось не так-то просто. Сначала она обратилась за помощью к преданной горничной. «Мэри, - так сказала она, - я хочу поделиться с тобой секретом, но боюсь, что ты меня выдашь». «Мадам, вы можете на меня положиться, - ответила девушка. – Я сохраню вашу тайну, пока в моей груди бьется сердце, но только если этот секрет не наносит ущерба чести моего господина короля». Это был не тот ответ, какого ждала Кэтрин. Она притворилась, что все в порядке, заверила служанку, что к чести короля этот секрет не имеет никакого отношения и что она поделиться им в другой раз. Этот день так и не наступил, королева же с этих пор стала оказывать горничной меньшее расположение. Вместо Мэри она нашла другую помощницу среди своих придворных дам. Сначала королева подарила ей несколько своих лучших платьев и украшений и затем, улучив момент, завела такой разговор. «Джейн, - сказала она, - я хочу поделиться с тобой своей великой тайной и рассчитываю, что ты мне поможешь. Я влюблена в мистера Калпеппера. Я полюбила его еще до того, как король обратил на меня внимание и взял в жены. Я собиралась выйти за Калпеппера и очень огорчена, что все так получилось. Теперь же я хочу поговорить с ним. Через три дня я еду в Ричмонд, а король в Нонсач. Ты приведешь ко мне Калпеппера так, чтобы об этом никто не знал. Если ты мне поможешь, я сделаю тебя знатной леди и устрою твое замужество». «Мадам, - ответила Джейн, - вы встали на дурной путь, но я все же не выдам вас, даже ради всех сокровищ мира».

Поклявшись таким образом в верности королеве, Джейн сразу же побежала к герцогу Сомерсету, дяде принца Эдуарда, и все ему рассказала. Тот ей не поверил, заметив, что если это ложь, она поплатится за нее головой. «Арестуйте Калпеппера, и вы узнаете, правда это или ложь», - храбро возразила Джейн. Герцог в свою очередь направился к королю и поделился с ним полученной информацией. Генрих был так шокирован, что в течение часа он не мог произнести ни слова. Затем, придя в себя, он распорядился арестовать Калпеппера. Его препроводили в Тауэр. Туда же отправилась и королева, которую лично арестовал герцог Сомерсет. Ее же придворных дам он поместил под домашний арест в своем дворце, где они находились под присмотром герцогини, его жены, ожидая дальнейших распоряжений.

Король составил комиссию для расследования всех обстоятельств этого дела, в которую вошли секретарь Кромвель, герцог Норфолк и герцог Сомерсет. Прежде всего они отправились допрашивать Калпеппера. Тот встретил их с гордо поднятой головой, заявил, что он не совершил никакого преступления и не является предателем. «Тебе лучше признаться по-хорошему, иначе отведаешь дыбы», - предупредил его Сомерсет. Тогда, видя, что следователи действительно собираются его пытать, Калпеппер сказал так: «Джентльмены, не стремитесь узнать больше того, что является истиной, а именно – король лишил меня той, что я любил больше жизни, и хотя вы можете повесить меня, если хотите, заверяю вас, что она любит меня так же, как я ее. Но клянусь честью, что ничего неподобающего меж нами не было. Я собирался жениться на ней до того, как король взял ее в жены. И когда я понял, что она навсегда для меня потеряна, то пожелал умереть. Вы сами видели, как болен я был. Королева сжалилась надо мной и проявила свою благосклонность. И тогда я, соблазненный дьяволом, осмелился передать ей письмо на балу, и она ответила мне таким же способом через два дня. Больше я ничего не знаю, милорды, клянусь своей честью». Услышав эту исповедь, герцог Сомерсет заметил: «Калпеппер, ты уже сказал достаточно, чтобы лишиться головы».

После этого достойная компания отправилась к Кэтрин, которую они нашли полумертвой от страха. Кромвель заговорил первым и вроде как к сочувствием к узнице. «Мадам, как же это так вышло, что вас обвиняют в таком преступлении? Мы удивлены, что пример Анны Болейн ничему вас не научил, и вы позволили дьяволу соблазнить вас». Екатерина, не зная, в чем признался Калпеппер, решила все отрицать. «Я не понимаю, за что меня арестовали. Клянусь вам, милорды, я никогда не знала никакого другого мужчины, кроме моего господина короля». На это Сомерсет возразил ей, что Калпеппер и ее фрейлина во всем признались и она заслуживает смерти. «Что ж, если так, - сказала Екатерина, - убейте меня и дело с концом. Все равно вы больше ничего не узнаете».

Окончив расследование, комиссия сообщила его результаты королю. Генрих склонялся к тому, чтобы помиловать Кэтрин и обезглавить одного Калпеппера, но члены совета все как один возразили против подобного снисхождения к преступнице. «Она предала вас в мыслях, государь, и если бы имела возможность, то предала бы и на деле», - таков был их вердикт. Поэтому король приказал казнить их обоих. Приняв такое решение, он уехал из Лондона, советники же послали за палачом из Кале, который должен был обезглавить королеву.

Казнь Кэтрин Говард состоялась на том же самом месте, что и казнь Анны Болейн. На эшафоте королева сказала, что ничем не сограшила против своего супруга. Но правда и то, что она собиралась выйти за другого, и ей надо было честно сказать об этом королю, тогда бы ни она, ни ее возлюбленный не поплатились жизнью. Но ее соблазнил блеск двора и жажда почестей. За эту вину она теперь несет наказание, и ей жалко лишь, что Калпеппер должен умереть вместе с ней. «Я умираю королевой, но хотела бы лучше умереть женой Калпеппера. Боже, смилуйся над моей душой. Добрые люди, молитесь за меня», - таков был конец ее речи. После чего она стала на колени, начала молиться, и затем палач снес ей голову одним ударом, когда она этого не ожидала.

На следующий день такая же участь постигла возлюбленного Кэтрин. Но он был менее красноречив, лишь попросил присутствующих молиться за него. Его голова была выставлена на Лондонском мосту, а тело похоронено в часовне рядом с Тауэром. Так окончили свои дни эти два любовника.

12 комментар.
  • Испанскую хронику можно прочитать здесь https://archive.org/stream/chr oniclekinghe00humegoog#page/n6 /mode/2up Там еще много интересного. Например, о стремлении Кромвеля самому стать королем. Да, на Анне Клевской Генрих женился уже после казни Говард.

  • Нет повести печальнее на свете...

    Хотя, о том, что Кромвель в период Кэтрин Говард был еще жив, прочесть приятно :)

  • Спасибо! очень интересно!

  • Да уж, автор перепутал все, что только можно

  • indorse@@@, и даже то, что нельзя. Ну какой же там Кромвель? Не иначе, советникам пришлось вызывать его дух с того света, поскольку сами они, видать, не смогли справиться со своей задачей добывания показаний :))

  • Мне кажется, исторический Калпепер заплатил этому хроникеру, а может и сам текст написал) Передал черновички перед казнью... Вернувшийся с того света Кромвель порадовал, видать и его хронист любит.

  • Падение Кромвеля там вообще шедевр.

  • indorse@@@, даже боюсь себе представить то, в чем его там обвиняют... Хотя гадать нечего - за "фламандскую кобылу", небось.

  • indorse@@@, а вы не могли бы и его перевести/пересказать нам? Очень интересно!

  • 36southward70, берите выше. Он сам захотел стать королем.

  • indium, обязательно, в один из свободных дней. Тут нужно подробно цитировать.

  • indorse@@@, ах, и верно, вы же это упоминали :) Да, возможно, Кромвель и позволял себе иногда помечтать, но не вслух же, чтобы это уловили его враги :)