По лезвию счастья

Название: По лезвию счастья

Автор: Александр Гордеев (т.е. я)

Основа: "Я лечу" + моя фантазия

Рейтинг: PG-13

Пейринг: Гордеев/Евгения и другие

Размер: как получится.

От автора: конструктивная критика принимается с благодарностью.

Рассказ в данный момент в процессе написания.

Жанр: мелодрама.

Предупреждение: особо на happy end рассчитывать не стоит ;)

З.Ы. "Рассказ плохой, потому что ты мудак" - это не конструктивная критика :)

Из всех человеческих прав и свобод

Он выбрал право на смерть.

По вечернему городу неспеша шел мужчина лет тридцати пяти от роду. Заходящее осеннее солнце ярко освещало ежик его коротких волос, создавая вокруг головы некое подобие ореола. Но он не был святым, отнюдь. Он был обычным человеком, со своими достоинствами и недостатками. Он никогда не стремился к тому, чтобы быть для всех хорошим, но всегда он был настоящим. На данный момент этот мужчина имел все, о чем мечтают мужчины его возраста: любимую работу, любимую жену, деньги, квартиру, машину. Но последнее время его что-то тревожило, он чувствовал, что медленно, но верно теряет свою любовь. Может это происходило потому, что работе он уделял больше времени, чем дому, а может…о других вариантах ему не хотелось даже думать. Сейчас он хотел только одного: восстановить прежние отношения с женой, снова разжечь тот огонь любви и страсти, который был еще месяц назад. Слегка банально и наивно, но он не придумал ничего лучшего, как купить шикарный букет цветов, бутылку дорогого вина и попытаться устроить маленький, семейный ужин в романтической обстановке. Мужчина поежился от слишком холодного для сентября ветра и, подняв воротник куртки, поспешил домой. Выйдя из лифта, он услышал какие-то стоны из своей квартиры и на секунду замер, размышляя, стоит ли входить и что он там сейчас увидит. Но все-таки решился: тихо открыв дверь своим ключом, он, не разуваясь, прошел в спальню и остолбенел. Нет, он подозревал, что когда-нибудь может стать свидетелем такой сцены, но все равно, это стало для него ударом. На супружеском ложе лежала его молодая, абсолютно обнаженная жена в объятиях молодого парня атлетического телосложения. Увидев мужа, девушка взвизгнула и вжалась в подушки, стараясь стать как можно более незаметной. Любовники стали судорожно перетягивать одеяло, со страхом смотря на мрачно молчащего Александра. Гордеев, сохраняя абсолютное внешнее спокойствие, подошел к кровати, поставил на тумбочку бутылку вина, бросил жене букет и, наконец, вымолвил:

-Ну что же вы остановились? Продолжайте, не стесняйтесь.

-Саш, - робко подала голос Валерия, - это совершенно не то, что я подумал?

-А что я подумал? – театрально вытаращил глаза Гордеев, - вы тут в шахматы играли? Простите, что помешал вашему высокоинтеллектуальному занятию, - Александр закурил и направился к выходу.

%d комментар.
  • Неожиданно Лера вскочила и преградила ему путь, прикрываясь простыней:

    -Саша, все совсем не так. Да, я тебе изменила, но только потому, что…

    -Вот почему ты это сделала, меня абсолютно не интересует, - прервал её Саша, - дай пройти.

    -Нет, ты меня выслушаешь, хоть раз в жизни! – взорвалась девушка.

    -Ну хорошо, - согласился хирург, - я готов выслушать какую-нибудь душещипательную историю.

    -Я…я тебе изменила потому, что не люблю тебя больше, - на едином дыхании выпалила девушка и пристально уставилась на мужа. Пару секунд Гордеев задумчиво смотрел в пустоту, а потом внезапно расхохотался. Валерию и её любовника, который стыдливо кутался в одеяло, явно озадачило и шокировало поведение законного мужа. Они ожидали чего угодно: гнева, скандала, драки, но никак не смеха. Через минуту Саша смог справиться с собой и уже серьезно ответил:

    -Ну что же, спасибо за честность, любимая. Теперь я могу идти?

    -Куда? – спросила Валерия и в её голосе Саша услышал нотки ревности.

    -Как куда? – удивился Гордеев, слегка приподняв брови, - к любовнице, Лера, к любовнице. Ах, да, - Саша обернулся на пороге и, широко улыбнувшись, известил жену, - документы на развод можем подать завтра с утра.

    -Какой развод? – оторопела Валерия, - ты что, серьезно?

    -Более чем, а ты что, всерьез полагала, что после всего этого я буду с тобой жить? – уже искренне изумился Саша, - ты думаешь, ты мне изменила? Нет, Лера, в первую очередь, ты себе изменила, - с этими словами Гордеев развернулся и быстрым шагом покинул квартиру. Выйдя на лестничную клетку, он прислонился спиной к двери и попытался привести мысли в порядок. Никакой любовницы у него не было, да и друзей, к которым он мог бы заявиться ночью, тоже не имелось. Оставалось только одно – идти на работу. Теперь это было единственное место, где он чувствовал себя нужным и незаменимым.

    Уже на подходе к клинике, Саша с удивлением заметил до боли знакомый силуэт бывшей жены. Она стояла к нему спиной и с кем-то разговаривала по мобильному телефону, Гордеев решил её окликнуть:

    -Женя? Молодая женщина резко обернулась и её лицо озарила улыбка. Александр подошел ближе и поинтересовался:

    -Жень, ты то как в этих местах? Что здесь делаешь? – задавая вопросы, он внимательно смотрел на бывшую жену и обнаружил, что за прошедшее время она почти не изменилась: та же прическа, только волосы стали чуть темнее, те же красивые, кошачьи глаза, умело подчеркнутые косметикой, та же шикарная улыбка, за которую когда-то Саша мог простить все.

    -Да вот, ресторанчик у вас один открылся, приехала оформлять, - пояснила Евгения и, поймав внимательно-насмешливый взгляд бывшего мужа, слегка кокетливо спросила, - что, постарела? Гордеев отрицательно покачал головой:

    -Опять на комплимент напрашиваешься.

    -И как всегда его не дождусь, - с усмешкой констатировала женщина и неожиданно вкрадчиво поинтересовалась, - тебя в этом городе что-нибудь держит? Мужчина слегка вздрогнул от этого вопроса и честно ответил:

    -Вчера держала жена, а сегодня…нет, Женя, сегодня меня уже здесь ничего не держит. Евгения слегка улыбнулась, взяла бывшего мужа за руку и, почувствовав его горячую, сухую ладонь, нежно поцеловала его в губы. Гордеев ответил на поцелуй и прошептал:

    -Кажется, мы делаем что-то не то.

    -Мы делаем все правильно, - так же шепотом ответила Евгения и прижалась к мощной груди Александра, почувствовав себя полностью защищенной.

  • класс, только не представляю Лерку такой... да и Женя мне стервой казалась... А может и стоит пересмотреть свои взгляды....

  • Женя нервно поглядывала на часы, зябко ежась от порывов холодного, осеннего ветра. До отхода автобуса оставалось семь, нет, всего лишь шесть минут, а Саши все нет. Вчера он официально стал свободным мужчиной и клятвенно заверил её, что сегодня они уедут в столицу и начнут там все сначала.

    -Ну что, - раздался сзади насмешливый женский голос, - все-таки Саша решил остаться здесь, со мной. Евгения резко обернулась и смерила говорившую девушку презрительно-жалостливым взглядом:

    -Ах, это вы – бывшая жена Гордеева. Ну что же, это был его выбор. Только знайте: когда-нибудь он вам тоже пообещает прийти и не придет, - Женя подхватила небольшой чемоданчик и пошла к автобусу. Вот уже по вокзальному радио объявили: «Автобус на Москву отходит с третьего перрона. Время отправления 12:45». Взгляд женщины машинально упал на часы, которые беспристрастно показывали цифры – 12:44. Глубоко вздохнув, Евгения прошла в салон и заняла свое место у окна, соседнее же кресло пустовало. Изо всех сил стараясь сдержать слезы, Евгения отсутствующим взглядом уставилась в окно. В это же время к автовокзалу подъехало такси и резко остановилось, взвизгнув тормозами. Саша выскочил из машины и буквально в последний момент заскочил в автобус, который уже отходил. Переведя дыхание, Гордеев прошел вглубь салона, уселся рядом с женой и как ни в чем небывало сказал:

    -Привет. Евгения открыла глаза и уставилась на мужчину.

    -Ты…ты все-таки приехал, - радостно воскликнула она и крепко обняла своего любимого хирурга.

    -Ну как видишь, - рассмеялся Саша и нежно провел рукой по шелковистым волосам Евгении. Автобус тронулся и Гордеев увидел оставшуюся на перроне бывшую жену, на её лице застыла маска растерянности, ведь она была полностью уверена, что Саша никуда от неё просто не сможет уехать. На секунду их взгляды пересеклись, на лице Гордеева появилась грустная улыбка, и он равнодушно отвернулся, прервав зрительный контакт. Евгения поудобнее уселась в кресле, крепко сжала руку бывшего мужа и, глядя на мелькающие за окном деревья, проговорила:

    -Саш, а ты ведь был прав.

    -Да неужели? И в чем же это? – подозрительно покосился Гордеев на женщину.

    -В том, что нам нужен ребенок, - Женя слегка повернула голову и внимательно уставилась на Сашу, пытаясь уловить все его эмоции. Гордеев же, не веря своим ушам, повернулся к ней и пораженно уточнил:

    -То есть, ты хочешь родить ребенка?

    -Я хочу родить нашего ребенка, - подтвердила Евгения и счастливо улыбнулась, ловя сияющий взгляд любимого мужчины.

    -Женька, я так счастлив, - прошептал Гордеев, наклоняясь к Евгении, - счастлив, благодаря тебе…Неожиданно он замолчал и посмотрел в сторону водителя. Автобус начало заносить на мокрой дороге, водитель попытался выровнять машину, но неудачно. Гордеев почувствовал, как Женя сжала его руку, больно впившись ногтями в кожу. Страх пассажиров заполнил все свободное пространство автобуса и мешал ему дышать. Раздался глухой удар, звон стекла и все завертелось. Небо и земля начали стремительно меняться местами, вещи начали падать с полок и Гордеев закрыл голову руками. Через несколько секунд, которые показались вечностью, эта карусель закончилась и автобус замер на дне оврага. Александр провел рукой по волосам, стряхивая мелкие осколки битого стекла. Оглядевшись вокруг, Гордеев заметил, что Евгения лежит без сознания, её лицо покрывали мелкие царапины и кровоподтеки.

  • -Эй, Женя, Женя, - испугался Саша и попытался привести женщину в чувство, но та не реагировала ни на какие внешние раздражители. Внезапно салон автобуса начал наполняться дымом, в кабине водителя промелькивали языки пламени.

    -Черт, - выругался Гордеев и, разбив уже треснувшее стекло, вытащил Евгению на свежий воздух в безопасное место. Через несколько минут к месту происшествия подъехали медики и спасатели, Женю и других пострадавших людей погрузили в автомобили скорой помощи и развезли по ближайшим столичным клиникам, благо авария случилась на подъезде к Москве. Примерно около часа Гордеев в страшной тревоге стоял в коридоре клиники, выкуривая в открытое окно одну сигарету за другой. Наконец к нему вышел серьезный врач и прямо доложил ситуацию, как коллеге:

    -Александр Николаевич, положение достаточное тяжелое. Ваша жена в коме. У Гордеева возникло ощущение, что на него рухнул огромный молот, окончательно придавив его.

    -Что? – переспросил он, - как в коме?

    -Вы не волнуйтесь, мы сделаем все возможное. Но сейчас нам остается только ждать.

    -Мне к ней можно? – робко спросил Александр.

    -Нет, - врач отрицательно покачал головой, - идите отдыхать, вам это сейчас необходимо. Гордеев покорно кивнул и, опустив голову, медленно побрел прочь из клиники. На улице он не ощущал ничего: ни ветра, ни противного мелкого дождя, капли которого попадали ему за шиворот. Стоило ему перешагнуть порог знакомой квартиры, как ему стало трудно дышать. Каждый вдох отдавался нестерпимой болью в сердце. В этой квартире было всё: и хорошее, и плохое. В этой квартире он был безумно счастлив, а потом так же безумно несчастлив, из этой квартиры он ушел, когда уже было нестерпимо оставаться. Сейчас он снова мог быть счастливым, здесь, с ней, но нет.… И вообще неизвестно, будет ли.…Войдет ли она еще хоть раз в эту квартиру, обнимет ли его, посмотрит ли на него красивыми, глубокими глазами. Саша провел рукой по стенам, которые помнили её присутствие. На столе стоит её фотография: Женя улыбающаяся, счастливая безмолвно смотрела на него. А рядом их свадебная фотография, которую Евгения бережно хранила даже после развода. Гордеев отчетливо услышал её нежный голос, прозвучавший в его голове: «Я хочу родить нашего ребенка». Александр изо всей силы сжал зубы, достал сигарету и безуспешно начал чиркать зажигалкой. Через несколько секунд хирург раздраженно сломал сигарету, со злостью швырнул зажигалку на пол и прошел в комнату. Взяв бутылку коньяка, он сделал то, чего не делал уже давно: открыл бутылку и залпом осушил почти полбутылки. Мир завертелся перед его глазами. Алкоголь, усталость и стресс неожиданно навалились на него и Александр провалился в тяжелое забытье.

  • Как трогательно... даже мне Женю стало жалко...

  • Следующие две недели для Гордеева превратились в сущий кошмар. Каждый последующий день походил на предыдущий, как две капли воды. Александр уже не различал где день, где ночь, он практически перестал кушать, максимально загрузив себя работой. Он устроился в ту самую клинику, где лежала Евгения. Часами он сидел в ординаторской, штудировал медицинскую литературу, пытаясь отыскать похожие по клинической картине случаи. Он тщательно изучал анализы Жени, ища хоть малейшие положительные сдвиги. Каждый раз, когда Гордеев переступал порог реанимации, ему казалось, что его сердце останавливается. Ежедневно он посещал её по несколько раз за день, доставляя себе дикую боль, как будто это был особый вид мазохизма. По несколько часов он сидел неподвижно у её постели и, сжимая в своих ладонях едва теплую руку, вглядывался в неподвижные черты любимого лица. Не было никаких изменений, лечащий врач, отводя глаза, мямлил что-то типа «мы делаем все возможное. Её состояние стабильное, отрицательной динамики не наблюдается». Далеко за полночь Саша уходил из клиники и, приходя домой, выпивал снотворное и засыпал мертвым сном. Но однажды такой распорядок жизни дал сбой и Гордеев проснулся посреди ночи. В незанавешенное окно била полная луна, в квартире стояла звенящая тишина. Неожиданно в коридоре раздались чьи-то тихие, мягкие шаги. Гордеев резко сел на кровати и настороженно прислушался. Шаги стали приближаться, в дверном проеме возник нечеткий женский силуэт, и знакомый женский голос строго прошептал:

    -Саша, ты почему не спишь?

    -Женя?! – заворожено глядел на зыбкий призрак хирург, - но как ты сюда…

    -Как я сюда вошла? – усмехнулось видение и приблизилось, - это не важно, Саша…ложись и отдыхай, это нам обоим необходимо. И помни, ты сильный, ты справишься, мы справимся…

    -Да, конечно, мы справимся, - спокойно подтвердил Саша и, услышав стук, резко вздрогнул и непонимающе огляделся. В распахнутое окно влетал влажный ночной ветер, а створки окна издавали жутковатый скрип и неприятный стук. Александру стало казаться, что он начинает сходить с ума. Встав, он подошел к окну и посмотрел вниз. Неожиданно в его голову пришла дикая мысль: седьмой этаж…один шаг и все будет закончено. Не будет этих безумных дней, похожих друг на друга, не будет этой щемящей боли и постоянного желания забыться. Не будет вообще ничего. Словно во сне, Гордеев забрался на подоконник и, зажмурившись, собрался сделать последний, роковой шаг. Очередной порыв ветра толкнул хирурга в грудь и как будто привел того в себя. Саша очнулся и с ужасом посмотрел вниз. Быстро спрыгнув с подоконника на пол, Александр Николаевич отошел подальше от темного оконного проема и, сев на пол, обхватил голову руками. В такой позе он просидел до того момента, как серенькое осеннее утро начало вползать в комнату. Гордеев с трудом встал, привычным движением сунул сигарету в рот и, посмотрев на свое отражение, невольно отпрянул. Жесткая щетина покрывала осунувшееся лицо, отросшие волосы топорщились в разные стороны, словно иголки ежика. Тяжело вздохнув, Александр попытался рукой пригладить торчащие волосы, но потерпел сокрушительное фиаско. Еще раз окинув свое отражение беспристрастным взглядом, Саша отправился в душ. Стоя под упругими струями воды, Александр размышлял над тем, что произошло сегодня ночью. Если он еще поживет в таком ритме, то точно сойдет с ума. А он должен быть здоровым и полным сил хотя бы для того, чтобы вытащить Евгению из этого чудовищного состояния и сделать её своей женой.

  • -А что это за консилиум? – слегка растерянно спросил Александр Николаевич, входя в реанимацию. В помещении находилось врачей десять, и все они обступили кровать, на которой все так же неподвижно лежала Евгения.

    -Александр Николаевич, - обратился к Гордееву самый пожилой и, по всей видимости, самый главный здесь доктор, - мы принимаем решение об отключении вашей жены от аппаратов.

    -Что? – с угрозой переспросил Саша, с самым мрачным видом наступая на врача.

    -Сашенька, - из-за широкой спины врача вышла невысокая, пожилая женщина и преградила путь Гордееву. Хирург, слегка прищурившись, несколько секунд в упор разглядывал бывшую тещу, а потом ехидно протянул:

    -Ах, Елизавета Марковна, уж не с вашей ли подачи здесь весь этот цирк происходит?

    -С моей, Сашенька, с моей, - спокойно подтвердила женщина, выдерживая тяжелый взгляд зятя. Лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Я больше не могу смотреть, как моя дочь мучается. Потрясенный Гордеев сделал шаг назад и в ужасе прошептал:

    -Нет, вы не мать…

    -Саша, - сквозь слезы проговорила Елизавета Марковна, - сколько еще Женечка может так пролежать? Год, два, десять лет, сколько? А если она вообще никогда не выйдет из этого состояния?

    -Елизавета Марковна, - попытался переубедить её Гордеев, - Женька у нас сильная, она всегда со всем справлялась и сейчас справится.

    -Нет, Сашенька, это не тот случай. Тебе надо о себе подумать, семью заводить, тоже ведь не мальчик уже. Детишек заводить.

    -Мне никто, слышите, никто кроме Женьки не нужен, - яростным шепотом ответил Александр, - если она умрет, то и я жить не буду.

    -Саша, опомнись, - оборвала его теща, - что ты говоришь!

    -Правду, - рявкнул Гордеев, - а теперь идите отсюда все вон. Быстро! – гневно потребовал Александр, садясь около кровати Евгении. Никто из докторов не стал спорить с вошедшим в раж мужчиной и все безропотно покинули палату реанимации. Последней за дверь вышла Елизавета Марковна, окинув напоследок свою дочь и Александра взглядом, полным боли. По словам врачей, состояние Евгении было безнадежным, а Саша в этой ситуации хватался даже не за соломинку, а за призрачную ниточку, не желая принимать действительное положение вещей.

    -Женька, Женечка, - жарко зашептал Гордеев, целуя едва теплую ладонь возлюбленной, - ты будешь жить, я тебе обещаю. Внезапно один из приборов издал резкий писк, Александр вздрогнул и со страхом пристально посмотрел в лицо Евгении, опасаясь самого худшего. Лицо молодой женщины едва заметно дрогнуло, веки задрожали и Женя открыла глаза. Гордеев, затаив дыхание, внимательно ловил любое, даже микроскопическое изменение выражения лица любимой женщины. В его глазах читалась огромная, всепоглощающая радость и страх, как будто он боялся того, что все это окажется сном. Евгения мутным взглядом обвела помещение и посмотрела на Сашу. Её губы слегка раздвинулись в улыбке, пальцы судорожно сжали ладонь любимого, а сознание снова стало отключаться, погружая женщину в темную бездну. В этот же момент в реанимацию вбежали два врача и медсестра, Александра выставили в коридор. Полчаса он просидел под дверью, молясь всем известным богам. Наконец его терпение было вознаграждено, дверь распахнулась и вышел врач. Усталым движением он снял медицинский колпак, ладонью вытер пот со лба и глубоко вдохнул. Саша пристально смотрел на доктора, опасаясь услышать самое худшее.

    -Все, - выдал врач и, увидев, как изменился в лице Александр, добавил, - теперь все будет хорошо. Это чудо, но оно произошло. Гордеев перевел дыхание и быстрым движением вытер скатившуюся слезинку и прислонился к стене, почувствовав резкую боль в сердце.

    -Вам плохо? – спросил врач у Александра, с тревогой наблюдая как тот держится за сердце.

    -Нет, все хорошо, - улыбнувшись, успокоил его Гордеев и поинтересовался, - мне к Жене можно?

    -Сегодня – не стоит, она спит. Приходите завтра, она будет рада вас видеть.

  • На выходе из клиники Гордеев столкнулся с одной из медсестер. Та заметила произошедшие изменения в облике хирурга и восхищенно произнесла:

    -Александр Николаевич, вы сегодня такой…

    -Какой? – чуть игриво спросил Гордеев, закуривая.

    -Счастливый, - одним словом высказалась медсестра, - что, Евгении лучше стало?

    -Да, слава богу, все позади. Теперь Женька пошла на поправку.

    -Ну вот и хорошо, - искренне улыбнулась женщина, - вы с ней красивая пара, у вас обязательно все будет хорошо.

    -Спасибо, - Александр поблагодарил медсестру за добрые слова и неспеша пошел по тротуару, полной грудью вдыхая холодный воздух. Это был не тот уставший мужчина, который утром пришел в клинику. Сейчас его глаза светились счастьем, на губах играла слегка ироничная полуулыбка, плечи были расправлены. Вокруг Гордеева создалась притягательная аура спокойствия и уверенности. Прохожие невольно останавливали на нем свои взгляды и улыбались, а Саша был погружен в свои мысли. Он думал о том дне, когда состоится их свадьба с Евгенией и они станут настоящей счастливой семьей. Но его размышления были прерваны, сзади раздался голос, который ему меньше всего хотелось сейчас слышать:

    -Александр Николаевич… Александр резко затормозил и после секундного раздумья резко повернулся и равнодушно спросил:

    -Чего тебе надо?

    -Ты что, меня не узнал? – слегка оторопела девушка от такого холодного приема.

    -Склерозом не страдаю, - парировал Гордеев и повторил вопрос, - так чего тебе надо?

    -Поговорить, - понизив голос, ответила Валерия. Она с удивлением смотрела в некогда любимые глаза, которые сейчас приобрели холодный металлический оттенок. Взгляд его был абсолютно равнодушен и чуть насмешлив.

    -О чем же? – со спартанским спокойствием поинтересовался Александр.

    -А ты полагаешь, что нам не о чем поговорить? – слегка разозлилась девушка. Она сейчас страстно хотела его вернуть. Не потому что любила, нет, она его совершенно не любила. В Валерии говорило сейчас уязвленное самолюбие. Ей хотелось снова влюбить его в себя, снова стать его женой и бросить. Чтобы именно она подала на развод, а он оказался в роли брошенного мужа. Но вот в планы Гордеева абсолютно не входило быть игрушкой в чьих-то руках.

    -Полагаю, что не о чем, - подтвердил Саша, - у тебя своя жизнь, у меня – своя.

    -Сашенька, - Лера легонько провела рукой по коротким жестким волосам и, приблизившись к нему вплотную, прошептала, - ну вспомни, как нам было хорошо вместе. Гордеев убрал руку бывшей жены и с усмешкой ответил:

    -Мне и без тебя хорошо. Так что, Лер, иди куда шла.

    -Так я к тебе и шла, - очаровательно улыбнулась девушка и сделала повторную попытку обнять мужчину. Александр достаточно грубо отстранился и голосом, не терпящим возражений, известил:

    -У нас ничего нет и быть не может, я люблю Евгению. Лицо Леры слегка ожесточилось и она зловеще прошипела:

    -А ты не боишься, что твоя разлюбезная Женя может не выйти из больницы? Гордеев на секунду отвел взгляд, как бы обдумывая услышанное. Свою любовь и будущую семью он будет отстаивать до конца. Переведя взгляд обратно на девушку, он схватил Валерию за руку и, с силой притянув к себе, прошептал ей на ухо:

    -А ты не боишься оказаться на том свете чуть раньше, чем могла бы?

    -Отпусти, мне больно, - со страхом в голосе попросила девушка. Саша разжал ладонь, окинул бывшую любовь чуть насмешливым взглядом и, круто развернувшись на каблуках, неспеша пошел домой.

    -Ты еще об этом пожалеешь, - с ненавистью пообещала Валерия, потирая болевшую руку и провожая взглядом удаляющегося хирурга.

  • здорово... потрясающие эмоции, потрясающие взрывы таланта автора! +1000

  • Оболденно,даже слов нет

  • Александр Николаевич лениво потянулся и, нехотя открыв глаза, тут же прищурился. В окно било яркое октябрьское солнце. Посмотрев на часы, Гордеев подскочил на кровати: стрелки показывали одиннадцать утра. Бурча себе под нос, хирург отправился в ванную приводить себя в порядок. Сегодня для него был особенный день, но время поджимало. Он быстро побрился, умудрившись пару раз слегка порезаться, почистил зубы, сунул голову под кран с холодной водой. Вытираясь полотенцем, Александр посмотрел в зеркало и остался доволен результатом. Вот в таком виде не стыдно ехать и забирать жену после долгого лечения. На протяжении трех недель Саша ежедневно приезжал в клинику, лично проверял каждое назначение врача и контролировал четкое исполнение назначений. Вечерами Гордеева выдворяли из клиники чуть ли не силой, а он постоянно порывался остаться там на ночь, не желая оставлять любимую даже на минуту. Только вчера он сделал исключение и добровольно покинул клинику в шесть вечера. По дороге домой, Саша не удержался и заехал в магазин, накупив целую гору продуктов, которая едва поместилась в багажник автомобиля. Вернувшись домой около восьми вечера, Александр разложил все продукты на кухне и начал вдохновенно готовить. Когда все задуманные вкусности были готовы, часы показывали два часа ночи. Валясь с ног от усталости, Гордеев дополз до спальни, рухнул на кровать и заснул крепким сном без всякого снотворного. И вот сегодня он проспал. Продолжая себя ругать, Гордеев схватил ключи от машины и легко сбежал по ступенькам, игнорируя лифт.

    Еще издалека он заметил на больничном крыльце хрупкую фигурку возлюбленной. Александр нажал на педаль газа, желая поскорее оказаться около клиники. Неожиданно к Евгении подскочила девушка, в которой он с удивлением узнал Валерию. В руках его бывшей жены был зажат темный флакон. Саша надавил на клаксон, автомобиль издал резкий, предупреждающий звук. Лера резко обернулась на сигнал и Гордеев увидел её лицо, искаженное гримасой ненависти и злобы. Едва автомобиль затормозил, хирург выскочил из машины и подбежал к женщинам. Загородив своим телом Евгению, Александр перехватил руку бывшей жены, выдернув флакон с жидкостью. Девушка попыталась вырваться, но Саша держал её железной хваткой.

    -Говори, что здесь? – требовательно спросил Гордеев, потряхивая злосчастным пузырьком перед лицом Валерии. Но бывшая возлюбленная Саши молчала, словно партизан на допросе. Поняв, что правды Лера ему говорить не собирается, мужчина решил прибегнуть к банальному шантажу:

    -Либо ты говоришь, что здесь, либо через секунду я проверю это на тебе, - в его голосе прозвучали нотки, которые давали ясно понять, что на этот раз он настроен абсолютно серьезно.

    -Здесь…серная кислота, - наконец вымолвила Валерия.

    -Ах ты дрянь, - сквозь зубы процедил хирург, глядя прямо в глаза той, которую еще недавно называл своей единственной, - я же тебя предупреждал. А ты не поняла, видимо, придется тебя убирать.

    -Саша, Сашенька, - со слезами попросила девушка, - умоляю, отпусти, я больше никогда не появлюсь. На лице Александра отразилось чувство омерзения и он оттолкнул от себя Леру. Справившись с собой, он как можно спокойнее отчеканил:

    -Очень на это надеюсь, иначе твоя жизнь оборвется в момент следующей встречи со мной. Все ясно? Лера едва заметно кивнула и начала пятиться к проезжей части, не спуская глаз с обозленного мужчины. Боясь повернуться к Саше спиной, девушка поймала автомобиль и быстро нырнула вглубь. Александр недобрым взглядом проводил автомобиль, пока тот не скрылся за поворотом и повернулся к Евгении.

  • Молодая женщина стояла с ошарашенным видом, вжавшись в стену.

    -Саша, - слегка прерывающимся голосом поинтересовалась Женя, - Саша, что это было?

    -Не волнуйся, - слегка улыбнулся Гордеев и обнял дрожащую женщину, - все теперь позади. Я смогу тебя защитить. Ты веришь мне?

    -Верю, - Женя крепко прижалась к мощной груди любимого и почувствовала полнейшее спокойствие. Взяв Сашу за руку, она повела его к автомобилю:

    -Поехали, я так домой хочу.

    Через полчаса они уже перешагнули порог знакомой квартиры.

    -Женька, - попросил Гордеев, - постой здесь пару минут, хорошо? Женщина заинтересованно посмотрела на любимого и покорно кивнула:

    -Как скажешь, мой господин. Саша нехотя выпустил руку женщины и бросился в гостиную. Быстро закрыв окна плотными, бархатными шторами, он зажег красивые свечи, стоящие на столе. Дрожащее пламя мягким светом озарило гостиную, отражая на стенах причудливые тени. Гордеев придирчиво осмотрел стол и остался недоволен. Вытащив цветы из вазы, он освободил белые тюльпаны от обертки, снова сунул их в вазу и торжественно установил её посреди стола.

    -Сашка, - раздался из коридора Женькин голос, - мне еще долго тут торчать?

    -Жень, еще несколько минут, - умоляюще попросил Саша уже из кухни. Открыв холодильник он достал приготовленные кулинарные изыски и сунул их микроволновку. Через пару минут Гордеев достал горячие блюда и, поставив тарелки на поднос, споро утащил все в гостиную. Красиво расставив тарелки на столе, Александр быстрым движением оправил пиджак и улыбнулся своему отражению в зеркале. Сделав самое торжественное лицо, Гордеев вышел в коридор и галантно подал руку будущей жене:

    -Прошу…Женя вложила свою ладонь в его руку и, загадочно улыбнувшись, прошла в гостиную и замерла на пороге от удивления. Несколько секунд она заворожено рассматривала шикарно накрытый стол, потом повернулась и, сделав суровое лицо, строго спросила:

    -Гордеев, признавайся…

    -В чем? – удивился Саша.

    -Говори имя любовницы, которая так бесподобно готовит. Александр широко улыбнулся, привлек к себе любимую и тихим голосом проворковал:

    -Зачем иметь любовницу, если есть такая жена?

    -Жена?! – Евгения подняла на хирурга глаза и удивленно приподняла брови, - то есть ты…

    -Да, Женька, я хочу, чтобы ты стала моей женой, - с улыбкой подтвердил Саша.

    -Я согласна, - шепотом ответила Евгения, одаривая будущего мужа страстным поцелуем.

  • вот это эмоции и события, Гордеев, а Вы молодца, однако

  • Гордеев вернулся домой в прекрасном расположении духа. В жизни началась белая полоса: и на работе, и дома все было прекрасно. Сегодня гениальный хирург провел две операции, сохранив двум людям жизни. Дома его должна была ждать заботливая жена и горячий ужин. Два месяца назад Александр Николаевич снова женился на Евгении и ни разу об этом не пожалел. Он снова вспомнил что такое крепкий тыл, домой он возвращался с радостью, перестав дневать и ночевать на работе. Стоило Гордееву войти в квартиру, как ему на секунду показалось, что он попал в Эфиопию. На улице термометр показывал двадцать пять градусник ниже нуля, а дома была настоящая эфиопская жара. Мысленно похвалив жену, которая догадалась включить обогревать. Саша снял куртку, свитер и футболку, намереваясь принять душ, а потом поужинать, но ткнулся в закрытую дверь ванной.

    -Женька, - крикнул он, перекрывая голосом шум воды, - заканчивай мыться и выходи, я же соскучился. Из-за двери послышалось невнятное мычание, которое Гордеев расшифровал по-своему:

    -Хорошо, - недовольным голосом протянул он, - я подожду, только недолго. Хирург прошел в комнату, еще раз порадовался включенному обогревателю и улегся на диван. Чтобы чем-то занять несколько свободных минут, он взял медицинский журнал и, закурив, погрузился в чтение. Последующие события развивались так стремительно, что Александр даже не успел все осознать. В гостиной материализовалась молодая обнаженная блондинка, обладавшая шикарной фигурой. Ни слова не говоря, она подошла к Саше и, нежно обвив его за шею, начала целовать. Гордеев оторопел и услышал потрясенный голос законной супруги:

    -Саша, - только и смогла вымолвить Женя, шокировано глядя на своего мужа. Гордеев отпихнул девушку и вскочил с дивана:

    -Женя, нет… - Александр не понимал, что это за девушка и как она оказалась в их квартире. Зато прекрасно осознавал, как он сейчас выглядит в глазах жены.

    -Какая же ты сволочь, Гордеев, - прошептала Евгения и удалилась в спальню, чтобы собрать вещи. Ей было больно видеть любимого человека, которого она застала с другой.

  • Александр бросился за ней, а коварная «любовница» воспользовалась тем, что про неё забыли. Быстро одевшись, она покинула квартиру, не забыв напоследок хлопнуть дверью, но Гордеевы уже не обратили на это внимания.

    -Женька, послушай, - пытался оправдаться хирург, - ты все не так поняла. У меня с ней…

    -Саша, - резко прервала его женщина, - мне не важно, что у вас с ней. Я все видела своими глазами.

    -Да черт побери, - взорвался мужчина, - не было ничего, понимаешь, не было!

    -Потому что я вам помешала, - спокойно констатировала Женя, застегивая чемодан.

    -Да я вижу её первый раз в жизни, - отчаянно выпалил Гордеев, понимая, что поверить в это практически невозможно.

    -Знаешь, Саша, я была о тебе другого мнения, - грустно улыбнулась супруга Гордеева, поднимая на мужа взгляд, полный боли и горечи, - хоть бы имел мужество признаться.

    -Да в чем признаться, Женя? Евгения проигнорировала его вопрос и спокойно известила:

    -Можешь считать себя свободным мужчиной, нашего ребенка я воспитаю сама, - она подхватила чемодан и быстро прошла мимо мужа, слегка задев того плечом. Через несколько секунд послышался тихий скрип двери и удаляющаяся дробь каблучков по лестнице. Психанув, Саша ударил кулаком по стене и внезапно осознал последние слова, сказанные Женей. «Нашего ребенка я воспитаю сама»…У него будет ребенок, у них с Женькой будет ребенок. На фоне этой новости все остальное показалось Саше таким глупым и неважным. Боясь опоздать Гордеев бросился за женой прямо в чем и стоял: в брюках и шлепанцах на босу ногу. Когда он выскочил на улицу, Евгения договаривалась с водителем такси.

    -Женя, я прошу тебя, не уезжай, я же тебя никуда не пущу. Несколько секунд женщина безмолвно смотрела на любимого мужчину, было видно, что внутри её идет не просто борьба, а настоящая война. Приняв решение, она резко выдернула свою руку из ладони мужа и села в такси, бросив напоследок:

    -Иди домой, простудишься, - захлопнув дверь, она назвала водителю адрес и машина, взвизгнув тормозами, в мгновение ока скрылась за поворот. Саша на пару секунд зажмурился, потом развернулся и понуро побрел в опустевшую квартиру.

  • Так, я не поняла, что за финты??? Лерка - сволочь??? Женька, ВЕРНИСЬ!!! //Не думала, что когда-то напишу такое в фике, где было ЧеГо//

  • Тесное, мрачное помещение с холодными каменными стенами, маленькое окошко, забранное решеткой. Сквозь тусклое, пыльное стекло слабо пробивался неверный лунный свет. Гордеев со страхом огляделся, не понимая, как он вообще сюда попал. Ему было тяжело дышать, а тело сковывал неестественный страх. Сзади раздался леденящий душу скрип, Александр резко обернулся и замер, глядя на медленно открывающуюся дверь. В комнатку тихо ступила Евгения, держа на руках очаровательного малыша с серьезными глазами.

    -Женя, Владик, - бросился к ним мужчина, но холодный взгляд супруги быстро остудил его пыл.

    -Александр, - её голос прозвучал неожиданно гулко, отражаясь от стен и оглушая Гордеева, - мы пришли попрощаться.

    -Но как, почему? – обомлел хирург.

    -Ты сам виноват во всех своих проблемах, вот и выбирайся сам. А мне сына воспитывать надо, - Женя поцеловала мальчика, сняла обручальное кольцо и небрежным движением бросила его под ноги мужа. Небольшое пространство снова заполнил противный скрип, дверь открылась и Евгения неспеша стала уходить по темному коридору.

    -Евгения, постой, - отчаянно крикнул Саша в пустоту, но почувствовал, что его слова растворились в воздушном потоке, так и не достигнув её ушей. Последний раз оглянувшись, Евгения растворилась в ночи. Александр медленно присел, поднял с грязного пола обручальное лицо и начал задумчиво крутить его в руках. Неожиданно в его ушах зазвучал детский пронзительный крик, зовущий на помощь. Почувствовав в тот же момент весьма сильный тычок, Гордеев резко сел на кровати и несколько минут ошалело оглядывался. Разумеется, что никакой темной мрачной комнаты не было, Саша находился в своей спальне. Пытаясь забыть ночной кошмар, Александр начал неспеша собираться на работу. Горячего завтрака сегодня не предвиделось, поэтому хирург обошелся чашкой горячего кофе и крепкой сигаретой. Посмотрев на часы, Гордеев отправился на работу. На выходе из подъезда, Саша краем глаза успел заметить метнувшуюся к нему тень. Перед ним стояла молодая блондинка, первое знакомство с которой состоялось вчера.

    -А, любовница, - криво усмехнулся Александр Николаевич, внимательно разглядывая симпатичную девушку. Белая кожа, голубые, широко распахнутые глаза, аккуратный, вздернутый носик, пухлые губы и круглый овал лица, обрамленный длинными прямыми волосами.

    -Послушайте, мне надо вам кое-что сказать…

    -Да неужели? – изобразил удивление Саша, - неужели решили прояснить, когда мы с вами успели стать любовниками?

    -Меня наняли, чтобы я вас скомпрометировала.

    -И кто же этот нехороший человек?

    -Я не знаю её имени, мы виделись то всего пару раз.

    -Тогда опиши её, - потребовал Александр.

    -Ну такая красивая, - слегка замялась девушка, вспоминая внешность заказчицы, - темноволосая, кареглазая.

    -Темноволосая, кареглазая, - задумчиво повторил Саша и, вытащив из кармана мобильный, нашел нужную фотографию. С экрана смотрели счастливые и улыбающиеся Лера и Саша. – Это она? – уточнил Гордеев, демонстрируя фото, впрочем, в ответе он даже не сомневался.

    -Да, это она, - подтвердила лжелюбовница и внимательно уставилась на врача широко распахнутыми глазами.

    -Убью ведь, - прошептал Саша, сжимая кулаки.

    -Меня? – испугалась блондинка.

    -Да причем тут ты, - досадливо поморщился мужчина, - вообще, вали отсюда, не зли меня. Девушка посмотрела на злого мужчину и сочла за лучшее быстро исчезнуть из поля его зрения.

  • Не успел доктор Гордеев войти в клинику, как к нему подбежала одна из медсестер и взволнованно начала тыкать пальцем куда-то вглубь клиники, приговаривая:

    -Там, там…

    -Что там? – потребовал четкого ответа Александр.

    -Там пациента очень тяжелого привезли, с пулей в сердце, - наконец-таки выдала медсестра.

    -Ну готовьте операционную, раз с пулей в сердце. Идите, Лебедева, и готовьте реанимацию, - велел хирург, - я сейчас буду. Девушка кивнула и убежала. Саша уверенным шагом дошел до поста старшей медсестры и возмутился:

    -Олеся Игоревна, какого черта у нас по отделению шатается посторонний мужик, да еще без бахил!

    -Александр Николаевич, это электрик.

    -Да мне плевать, что он электрик, - воскликнул хирург, - хоть сам папа римский, посторонним в отделении делать нечего. Женщина с улыбкой посмотрела на вошедшего в раж мужчину и слегка улыбнулась:

    -Хорошо, как только прибудет папа римский, я передам ему ваши слова. Гордеев несколько секунд подыскивал слова для достойного ответа, но потом резко сменил тему:

    -Я просил доставить расходные материалы. Бинты, перчатки, ватные тампоны, - начал перечислять он, загибая пальцы, - где все это? Где, я вас спрашиваю?

    -Не волнуйтесь, все доставлено и разложено по местам.

    -Да? – недоверчиво переспросил хирург.

    -Да, - с улыбкой подтвердила старшая медсестра. Несколько секунд Гордеев размышлял, к чему бы еще придраться, но так и не нашел.

    -Ну ладно тогда, - хирург повернулся и направился в операционную. По пути он встретил неспеша идущую медсестру.

    -Вам что, заняться нечем? – налетел врач на вчерашнюю школьницу. Девчушка подняла на него испуганные глаза:

    -Я как раз шла…

    -Да мне абсолютно неважно куда вы шли, - воскликнул Саша и, рубанув рукой воздух, поспешил в операционную. Привычными движениями он одел хирургический костюм, медицинскую маску, вымыл руки и, скрестив их, подошел к операционному столу. Над столом ярко вспыхнула бестеневая лампа, анестезиолог подал наркоз и операция началась. Взяв скальпель, Гордеев, мысленно перекрестившись, начал делать операцию. Сделав разрез, он потребовал щипцы и уже собрался извлекать пулю. В этот момент дверь операционной со стуком распахнулась и в помещение влетело трое вооруженных людей.

    -Вы кто? – изумился Саша и потребовал, - немедленно покиньте операционную! На слова Гордеев никто не отреагировало, прозвучало три выстрела: в хирурга, анестезиолога и операционную сестру. Четвертый, последний, выстрел был произведен в мужчину, лежащего на столе. Пуля попала ему в голову, через несколько минут прибор зафиксировал смерть пациента. Вслед за бандитами в операционную влетели милиционеры, повязавшие стрелявших. Гордеев осмотрелся: анестезиолог держался за плечо, его рука была окровавлена, женщина, работающая медсестрой, испуганно жалась к стене, благо пуля, предназначенная ей, попала в стену. Александр почувствовал резкую боль в руке и осмотрев рану, убедился, что пуля прошла на вылет. Наспех перебинтовав руку, хирург покинул операционную и, выйдя в коридор наткнулся на взволнованную Евгению.

    -Ты как здесь? – бодро поинтересовался Саша, стараясь не показывать, что ему больно.

    -Куратов позвонил, - нервно пояснила женщина и обняла мужа, - Сашка, прости меня.

    -За что? – изумился врач, обнимая возлюбленную.

    -За то, что не поверила тебе, - прошептала Женя, прижимаясь к супругу.

    -Женька, - слегка прерывающимся голосом попросил Александр, - давай больше не будем ссориться. А то так пристрелят где-нибудь и помириться не успеем.

    -Дурак, - возмутилась Евгения и, шутливо стукнув мужа по затылку, нежно поцеловала.

  • Классная прода )))), не смотря на пальбу

  • (месяц спустя)

    Евгения в очередной раз бросила обеспокоенный взгляд на часы: за окном уже давно стемнело, шумный мегаполис понемногу затихал, а её мужа до сих пор не было дома. Впрочем, на телефонные звонки Александр Николаевич тоже не отвечал. Женя за это время успела прокрутить в голове сотни вариантов: начиная нападением каких-нибудь хулиганов и заканчивая автокатастрофой. Её ожидание закончилось в тот момент, когда раздался стук входной двери. Молодая женщина выскочила в коридор, горя желанием узнать причину такой задержки мужа.

    -Саша, - гневно начала Евгения, но осеклась увидев едва стоящего на ногах мужа. – Александр, - строго спросила Женя, - ты что, пьян? Хирург покорно кивнул и уселся прямо на пол. Женщина, слегка улыбнувшись, подошла к мужу, села рядом и, приобняв его, ласково поинтересовалась:

    -Сашка, что случилось? Гордеев поднял на жену абсолютно ясный взгляд, его губы слегка дрогнули, на лице появилась грустная улыбка:

    -Я сегодня человека сбил, - вымолвил мужчина после нескольких секунд томительного молчания и уточнил, - насмерть. И скрылся как последний трус.

    -Ты был трезв? – тихо спросила Женя, продолжая крепко сжимать руку мужа.

    -Абсолютно, - подтвердил Саша, невидящим взором смотря перед собой.

    -Но Саша, тогда это меняет дело…Гордеев её перебил:

    -Ничего это не меняет. Как жить то мне теперь с этим? – Александр снова посмотрел на супругу, в его всегда уверенных глазах сейчас стояли слезы. С трудом поднявшись, врач, слегка пошатываясь, направился в сторону кухни.

    -Сашка, - неуверенно спросила Женя, - что ты намерен делать? Гордеев устало ответил:

    -Не знаю, Женька, ей-богу, не знаю. Евгения бесшумно подошла к мужу и, положив ему руки на плечи, стало неспеша делать массаж. Она понимала его без слов, чувствовала его настроение, все эмоции, которые он сейчас переживал. Лучшее, что она могла сейчас сделать – уговорить мужа лечь спать, чтобы он не наделал никаких глупостей. Завтра, на трезвую голову, он обязательно придумает, как выбраться из этой ситуации. Желая хоть как-то разрядить обстановку и отвлечь мужа от тяжелых мыслей, Женя сообщила:

    -А я сегодня ходила в женскую консультацию.

    -Ну и? – коротко спросил Гордеев, наслаждаясь прикосновениями любимых, нежных рук.

    -Беременность протекает прекрасно, - бойко отозвалась женщина, - наш малыш развивается прекрасно. На лице Саши отразилась счастливая улыбка и, повернувшись, он нежно прошептал:

    -Женька, я так что у меня есть вы. Я не знаю, чтобы без вас делал. Евгения улыбнулась, легонько провела ладонью по любимому лицу, слегка задержав пальцы на его губах, и шепотом ответила:

    -Сань, без тебя не было бы нас. Пошли спать, поздно уже.

    -Иди, ложись, я скоро приду, - уже почти трезвым голосом отозвался Александр и отправился в ванную. Умывшись, Гордеев посмотрел в зеркало и с отвращением отвернулся. Там отражался убийца, пусть невольный, но убийца. Раздраженно швырнув полотенце прямо на пол, Саша напился холодной воды прямо из-под крана и испытал острое желание забыться с помощью спиртного. Но тут он вспомнил глаза своей жены, которые смотрели на него с такой любовью и надеждой, и неожиданно понял, что нельзя. Он просто не имеет права топить свои проблемы в алкоголе, он обязан справиться сам со своими проблемами ради Евгении и их будущего малыша. Глубоко вздохнув, хирург выключил свет и отправился в спальню. Там его уже ждала разобранная постель, теплое одеяло и любимая жена. Едва голова Гордеева коснулась подушки, как он незамедлительно начал проваливаться в сон. Женя укрыла мужа одеялом, погасила ночник и, прижавшись к любимому мужчине, тоже начала засыпать.

  • (семь месяцев спустя)

    Возбужденный Гордеев влетел в цветочный магазин и, слегка задыхаясь, потребовал у молоденькой продавщицы:

    -Девушка, дайте мне лучшие цветы для самой лучшей женщины. Продавщица улыбнулась и молча протянула Александру красивейший букет, состоящий из белых, желтых и красных роз. Придирчиво осмотрев икебану, Саша пришел к выводу, что они достойны оказаться в руках его королевы и коротко спросил:

    -Сколько с меня?

    -Пятнадцать тысяч, - озвучила цену продавщица и распечатала чек. Мысленно присвистнув, хирург достал портмоне и отсчитал нужную сумму. Взяв цветы, он спешно покинул магазин и на максимально разрешенной скорости помчался в роддом. Сегодня было одно из самых радостных событий его жизни – Саша забирал из больницы свою жену и нового члена семьи. После долгих споров новорожденную девочку решили назвать Снежаной. Издалека Александр заметил оживленное столпотворение на крыльце клиники. Слегка прищурившись, он сумел разглядеть своего давнего приятеля – Вадика Куратова и мать Евгении. Через несколько секунд он резко затормозил у клиники и, забрав букет, вышел из автомобиля. Взгляды присутствующих сразу же устремились на него, от общей толпы отделился Вадим и подошел к другу.

    -Сань, - искренне сказал он, - я тебя поздравляю, ты будешь хорошим отцом. Гордеев обменялся с приятелем рукопожатиями и легко взбежал по ступенькам. Вот дверь открылась и на улицу вышла сияющая Евгения, а за ней медсестра, которая бережно несла белый сверток, перевязанный розовой ленточкой. С замиранием сердца, Саша вручил жене букет и аккуратно взял свою малышку на руки. Буквально светясь от счастья, Гордеев откинул край одеяла и вздрогнул: на него в упор смотрели Женькины глаза, сверкающие на пухленьком личике. Неожиданно малышка открыла рот и огласила всю округу мощным криком. Хирург, слегка испугавшись такого ора, начал неумело укачивать дочку, но Снежана, как будто чувствуя робость отца, не собиралась замолкать. Улыбнувшись, Женя передала шикарный букет матери и, мягко, но настойчиво, взяла ребенка себе на руки. Через пару минут крик прекратился, и из одеяла послышалось довольное посапывание. Гордеев нерешительно заглянул через плечо жене и увидел беззубую, искреннюю улыбку дочери.

    Всю следующую неделю Саша провел в магазинах, скупая пеленки, распашонки, пинетки и чепчики. Евгения лишь улыбалась, глядя на счастливого мужа, который отдуваясь, втаскивал в квартиру очередную партию покупок. Казалось, что он разгромил все торговые центры Москвы и поставил перед собой задачу скупить весь ассортимент детских магазинов. При этом Александр не забывал делать приятные подарки жене. Каждый день, загадочно улыбаясь, он вручал Евгении какую-нибудь приятную мелочь – букет цветов, флакончик духов или оригинальное колечко, купленное в ювелирном по пути домой. Новая роль отца полностью поглотила его и он был абсолютно счастлив. Женя с пониманием относилась к мужу-максималисту, который жил по принципу: гулять так гулять, покупать так покупать. Он всё всегда делал масштабно, с размахом. Не выдержала супруга Гордеева лишь однажды, когда Саша, довольно улыбаясь, втащил в квартиру двухколесный скоростной велосипед.

    -Сань, - со смехом попробовала образумить мужа женщина, кормя малышку, - Снежане даже месяца еще нет. Гордеев посмотрел на жену слегка недоуменно:

    -Женька, дети растут быстро, моргнуть не успеем, как наша дочурка машину уже потребует. Евгения, слегка задумавшись, решила признать правоту мужа:

    -Наверно, ты все-таки прав.

    -Я всегда прав, - самодовольно ответил мужчина, вытаскивая велосипед на балкон.

    -Иди мой руки, - велела Женя, - я сейчас докормлю и уложу Снежу, а потом будем ужинать.

    -Как скажете, моя госпожа, - шутливо отдал честь Гордеев и отправился в ванную. Вымыв руки, Александр тихо прокрался на кухню и, открыв холодильник, задумчиво уставился на ряды кастрюль на полках.

    -Садись давай, кормить тебя буду, - известила внезапно появившаяся Евгения и, достав незатейливый ужин – котлеты с жареной картошкой, поставила все это подогреваться.

  • Хирург внимательным взглядом окинул фигуру жены и, подойдя к ней сзади, обнял:

    -Жень, - вкрадчиво прошептал он ей на ухо, - я вас так люблю.

    -Сашка, мы тебя тоже безумно любим, - ласково отозвалась Евгения и, повернувшись, начала с наслаждением целовать мужа. Микроволновка, подогревшая еду, раз в несколько секунд издавала противный писк, но это уже не могло отвлечь влюбленных друг от друга. Совершенно неожиданно Женя вдруг ощутила абсолютно животный страх и ужас, который обуял её. Мгновенно выскользнув из объятий мужа, Евгения бросилась в спальню.

    -Жень, ты куда? – не понимающе крикнул мужчина вслед жене, но не получил ответа. Недоуменно пожав плечами, он открыл микроволновку и достал оттуда еду. Начав жевать чуть остывшие котлеты, Александр задумчиво смотрел на шумевшие за окном деревья. Из состояния задумчивости его вывел дикий крик Евгении. Саша мгновенно вскочил и, задев тарелку, которая через несколько секунд оказалась на полу, опрометью бросился в детскую. На полу, забившись в угол и дрожа всем телом, сидела Евгения. Заметив удивленный взгляд мужа, она ткнула пальцем в кроватку и прошептала:

    -Она…она не дышит.

    -Женя, - со страхом в голосе спросил Гордеев, - это что, шутка? – он прекрасно знал, что такими вещами Женя шутить не будет, но сейчас отдал бы все на свете, чтобы это оказалось именно шуткой. Нерешительно приблизившись к кроватке, он увидел абсолютно здорового с виду ребенка, который просто не дышал. Прекрасно понимая бессмысленность своих действий, Саша вызвал врачей и силой увел жену из детской. Прибывший врач констатировал смерть малышки и на вопрос Гордеева о причинах, хмуро ответил:

    -Синдром внезапной детской смертности. Такое бывает, абсолютно здоровый ребенок просто умирает от остановки дыхания. Точнее покажет вскрытие. Александр Николаевич вздрогнул, а появившаяся на пороге комнаты Женя возмущенно уточнила:

    -Вы собираетесь делать моему ребенку вскрытие? Я не позволю издеваться над Снежаной! Тут из детской появились два медика, один из них нес крохотное тело, накрытое белой простыней. – Саша, они же уносят нашего ребенка, - крикнула женщина и попыталась побежать вслед за медиками. Несколько секунд хирургу потребовалось, чтобы понять, что у жены истерика. Догнав её у входа, он, снова применив силу, утащил её в гостиную. Неожиданно Женя, перестав плакать, начала хохотать как безумная. Не в силах больше на это смотреть, Александр Николаевич вколол супруге успокоительное и уложил спать. Около часа он просидел около жены, вздрагивая от каждого её вздоха, пока окончательно не убедился, что она провалилась в глубокий сон. Тишина, не прерываемая никакими звуками, давила на него. Пытаясь избавиться от тяжелых мыслей, Гордеев прошел на кухню, сварил себе крепкий кофе и закурив, снова уставился в окно, за которым уже темнело. В его голове никак не укладывалось, что его дочери больше нет. Это было настолько неправдоподобно, что Саша не хотел ни понимать, ни принимать этого.

  • Жаркий августовский день не всем принес радость, на одном из столичных кладбищ проходили похороны. Толпа хмурых, молчаливых людей стояла около свежевырытой могилы. Два мужчины несли впереди маленький гробик, за ними шел Гордеев, крепко обнимавший свою жену. На его лице не отражалось ровным счетом никаких эмоций, казалось, что он не просто спокоен, а равнодушен. Евгения же крепко вцепилась в мужа, словно в последнюю надежду, её голову покрывал траурный платок, а глаза скрывались за очками. Александр Николаевич тоже был одет во все черное, в руках он держал букет из четного количества роз. К чете Гордеевых тихо подошел Куратов и вымолвил слегка хриплым голосом:

    -Держитесь. У Саши силы нашлись только на то, чтобы кивнуть, сказать хоть слово он был просто не в состоянии. Вслед за Вадимом по очереди стали подходить другие присутствующие, в то время пока священник читал положенные молитвы. Гордеев лишь мрачно кивал, как китайский болванчик, а Евгения тихим прерывающимся голосом благодарила за поддержку. Когда маленький гроб стали опускать в яму, хирург отвернулся, тщетно пытаясь скрыть слезы. Он был готов и свою жизнь отдать, чтобы его маленькая дочурка воскресла, но, увы, это было невозможно. Саша бросил горсть земли на крышку гроба и отошел, безучастно наблюдая, как начинают засыпать могилу землей. Сейчас он не понимал, как и ради чего жить дальше. Кладбищенскую тишину пронзил женский плач и краем глаза Саша заметил, что его жена попыталась броситься на гроб. Двое мужчин вовремя подхватили обезумевшую женщину и оттащили её от могилы. Александр подошел к Евгении и крепко её обнял, а она лишь бессильно била ему кулаками в грудь, повторяя:

    -Ну почему это именно с нами? Почему? Через несколько минут Женя обмякла в объятиях мужа, потеряв сознание. Тут же прибыли неизвестно кем вызванные медики и увезли молодую женщину, сообщив мужу, что у неё нервный срыв и требуется наблюдение специалистов. Гордеев не возражал, подсознательно он понимал, что так будет правильнее, иначе неизвестно, что еще Женька может вытворить. Похороны подошли к концу, на могиле установили крест, на котором была закреплена табличка с датами такой короткой жизни. Присутствующие возложили цветы и венки и отправились на поминки. В самом конце траурной церемонии Александр Николаевич подошел к теще и тихо попросил:

    -Елизавета Марковна, вы проведите поминки как положено.

    -А тебя разве на них не будет? – удивилась пожилая женщина. Гордеев отрицательно покачал головой и пояснил:

    -Я очень плохо себя чувствую, лучше поеду домой, посплю. Мать Евгении понимающе кивнула и успокоила зятя.

    -Саш, ты не волнуйся, все сделаем, как положено. Езжай спокойно домой.

    -Спасибо вам, Елизавета Марковна, - слегка улыбнулся Гордеев и, сев за руль, на третьей скорости стартовал.

  • Только пусть не гоняет!!! А то как без Горды то......

  • До дома он добрался без всяких приключений и, открыв дверь, почувствовал приступ тоски. Неожиданно опустевшая квартира давила на него: не было ни детского плача и покряхтываний, к которым он уже так привык, не слышался родной голос Евгении, зовущий его на ужин…Не было ничего, он был один, абсолютно один в этой пустой квартире и не знал, где спрятаться от этого одиночества. Захватив бутылку своего любимого – дагестанского – коньяка и бокал, Александр прошел в спальню и сел за письменный стол. Пододвинув к себе пепельницу, Гордеев стал наливать бокал за бокалом, пытаясь хоть как-то заглушить ноющую боль в районе сердца. Когда бутылка была почти пуста, Саше пришла в голову мысль, что все мучения можно покончить сразу, одним махом и больше не страдать. Открыв нижний шкаф стола, хирург достал пистолет и начал внимательно рассматривать его. Оружие купил его отец – крупный бизнесмен, но так и не успел им воспользоваться – на следующий день Николая Гордеева расстреляли прямо на выходе из собственного дома. Один выстрел и все, не будет ничего. Уверенным, умелым движением, которое до автоматизма было доведено еще в армии, Гордеев передернул затвор и снял пистолет с предохранителя. Допив остатки коньяка прямо из бутылки, Саша уверенно положил палец на спусковой крючок и направил дуло пистолета на себя. В эту же секунду дверь спальни распахнулась от мощного пинка, и в комнату влетел Куратов. Буквально секунда ему понадобилась, чтобы оценить ситуацию. Не теряя лишнего времени, Вадим подскочил к другу и со всей силы заехал тому в челюсть. От мощного удара Гордеев отлетел к стене, приложился об неё спиной и медленно сполз на пол. Подняв на приятеля пьяный взгляд, он хрипло поинтересовался:

    -Ты че, с ума сошел? Вадим решительно подошел к Александру, вырвал у него из руки пистолет и отчеканил:

    -Нет, это ты с ума сошел. Нажрался тут и стреляться собрался. Ты о Женьке подумал?

    -Ей без меня будет лучше, - спокойно ответил Гордеев, хмуро глядя перед собой.

    -Лучше? – изумленно переспросил Куратов, - да она же жить без тебя не сможет.

    -Ничего, два года как-то ведь жила. Вадим почувствовал острое желание стукнуть друга прикладом по голове, чтобы поставить его мозги на место, но усилием воли подавил в себе это желание и приказал:

    -Сейчас ты встаешь, умываешься, приводишь себя в такой вид, чтобы не стыдно было на улице показаться, и мы едем.

    -Куда? – спокойно спросил Гордеев, - я никуда не поеду.

    -Ко мне, - рявкнул в ответ Куратов, потерявший терпение, - а не поедешь – я тебя силой потащу, ты меня знаешь.

  • Утром Гордеев проснулся с гудящей головой и не сразу понял, где он находится. Вместо привычного белого потолка какая-то голубая плитка. Оглядевшись вокруг, он вспомнил, что находится в гостях у своего друга, который вчера чуть ли не силой притащил его к себе. Мысленно отметив, что хай-тек разбушевался, Саша встал и начал одеваться. Выйдя из спальни, хирург едва не столкнулся с Куратовым.

    -Ну что, проснулся? – усмехнувшись, поинтересовался Вадим, внимательно оглядывая друга. Александр Николаевич поморщился, почувствовав головную боль и пробормотал:

    -Черт, ничего не помню. Уехал с кладбища и провал какой-то.

    -Не помнишь? – переспросил гастроэнтеролог, глядя прямо в глаза Гордеева. В них он прочитал боль и усталость и все, больше никаких эмоций, - могу рассказать.

    -Судя по твоему тону, ничего хорошего ты мне сейчас не расскажешь.

    -Саш, а ты хоть помнишь, что хотел вчера застрелиться?

    -Чего? – недоверчиво переспросил Гордеев, - ты че несешь, Куратов?

    -Правду, Саша, только правду. И если бы я опоздал хоть на секунду, мы бы тут сейчас не общались. Перед глазами хирурга стали всплывать туманные воспоминания вчерашнего вечера.

    -А как ты там очутился?

    -Да теща твоя сказала, что ты сослался на якобы плохое самочувствие и поехал один домой. Вот я и заволновался, - пояснил Куратов и решил резко сменить тему, - ты к Женьке когда поедешь? Гордеев слегка нахмурился, пробормотав,

    -К Женьке? Ах, да, она же в больнице, - бросив быстрый взгляд на часы, он решил, - так прямо сейчас и поеду. Вадим окинул взглядом приятеля, который выглядел не слишком хорошо и со вздохом предложил:

    -Давай я тебя отвезу.

    В палату Гордеев вошел один, Куратов тактично остался ждать на улице. Евгения не выглядела подавленной, наоборот она была чрезмерно весела. Кокетливо поправив челку, Женя грозно спросила мужа:

    -Гордеев, тебе не стыдно? Саша удивленно округлил глаза, посмотрев на супругу. – Мы женаты только неделю, - пояснила молодая женщина, - а ты меня уже сюда засунул для обследования. Гордеев непонимающе смотрел на жену и уже открыл рот, чтобы известить, что они состоят в повторном не неделю, а около года. Но тут в палату вошел врач и попросил:

    -Александр Николаевич, можно вас на пару слов?

    -Опять от меня что-то скрывать собираетесь? – чуть обиженно протянула Евгения. Лицо врача озарила самая добрая улыбка и он произнес доверительным тоном:

    -Ну что вы, Женечка, нам нечего от вас скрывать. Более того, вы почти здоровы и завтра же мы вас выпишем.

    -Доктор, что с моей женой? – тревожно спросил Гордеев, выходя в коридор.

    -Частичная амнезия, - ответил доктор, - её мозг удалил нежелательную информацию. Ведь в её жизни произошла какая-то потеря. Саша, слегка отведя взгляд, глухо вымолвил:

    -Да, у нас дочка новорожденная умерла.

    -Ну я что-то такое и предполагал. Александр Николаевич, мой вам совет – не напоминайте об этом, уберите из квартиры вообще любое напоминание о ребенке. Повторно Евгения может с таким стрессом не справиться.

    -Хорошо, - кивнул хирург, - я вас понял. Завтра вы её действительно выписываете?

    -Да, держать больше её здесь нет смысла.

    -Спасибо вам, - врачи обменялись рукопожатиями и Гордеев отправился в палату к жене. Молодая женщина сидела на кровати и увлеченно листала какой-то журнал. Услышав скрип двери она обернулась и, увидев мужа, капризно протянула:

    -Сашка, меня завтра действительно выписывают? Александр неспеша приблизился к жене и сел рядом, обняв её.

    -Действительно, скоро мы снова будем вместе постоянно. Жень, а ты не хочешь куда-нибудь съездить?

    -А куда например?

    -Ну, к примеру на Кипр, - выпалил Гордеев, судорожно соображая, как добиться на работе внеочередного отпуска.

    -Сашка, - счастливо взвизгнула Женька и обвила шею Александра руками, - я согласна. А когда летим?

    -Да прямо завтра и полетим, - опрометчиво пообещал Саша.

  • мда-аааа-а-а-а-а............ Слова ушли в эмоции, а Женю жаль...

  • Выйдя из клиники, Гордеев развил бурную деятельность. Для начала он поехал на работу и положил на стол главврача заявление об отпуске. Врач не смог отказать лучшему хирургу, который проработал почти год, порой выходя на работу даже в свои выходные. Затем его путь лежал в турагенство, где он, выложив круглую сумму, купил две горящие путевки на Кипр. Закончив организацию завтрашнего отпуска, Саша отправился в риэлтерское агентство, чтобы продать квартиру. Он не испытывал никакого желания после отпуска возвращаться в ту квартиру, где они были счастливы и где произошла самая страшная трагедия в его жизни. Да и тем более, Евгении не стоит напоминать о ребенке и хотя бы во избежании этого следовало сменить квартиру. Закончив все формальности, Гордеев сделал доверенность на Куратова, чтобы в его отсутствие Вадим сделал все, что надо. Уже поздно вечером Саша вновь вернулся в квартиру, чтобы собрать свои вещи и жены. Войдя в квартиру, он почувствовал дикий холод и его обуял безотчетный страх. Быстро покидав вещи в чемодан, Гордеев зашел в спальню, чтобы забрать фотографии. На кровати лежала Снежана, одетая в розовую распашонку, которую купил её папа. Неожиданно Саша почувствовал острое желание оказаться рядом с дочерью, комната стала терять очертания, из окна прямо в глаза Гордеева начал бить яркий белый луч света, а сам врач, теряя сознание, начал погружаться в темноту.

    -Эй, Гордеев, - похлопал приятеля по плечу Куратов, - ты че застыл с таким обалдевшим видом. Александр Николаевич вздрогнул, наваждение ушло так же внезапно, как и появилось. – Гордеев, - повторил Вадим, - поехали домой, ночь уже на дворе.

    -Да, конечно, - слегка растерянно протянул Саша, не сводя глаз с кровати, - пошли. Куратов подтолкнул друга к выходу и, забрав чемодан, закрыл квартиру.

    На следующее утро Александр Николаевич забрал свою жену из больницы и, никуда не сворачивая, погнал прямо в аэропорт. Его руки уверенно держали руль, в салоне негромко играла музыка, дорога была практически пуста. Отсутствие плотного потока машин слегка удивляло, но нисколько не огорчало. С улыбкой наблюдая за сосредоточенным мужем, Евгения положила руку на его широкую ладонь и тихо попросила:

    -Останови, мне что-то нехорошо. Александр тут же припарковался у обочины и с заботой спросил:

    -Женька, что с тобой? Евгения не ответила, а выскочила из машины и бросилась в кусты. Вернулась она через несколько минут, едва стоя на ногах. Саша профессиональным взглядом врача оглядел побледневшую жену и строго спросил:

    -Жень, что с тобой? Ты больна? Женщина чуть улыбнулась и слабым голосом ответила:

    -Можно и так сказать.

    -Так, быстро едем в больницу, - распорядился Гордеев и достал телефон.

    -Нет, Саша, - остановила Евгения мужа, - здесь больница не поможет.

    -В каком смысле? – поинтересовался Александр, в голосе которого отчетливо прозвучал страх.

    -Я беременна, Гордеев. Несколько секунд хирург осмысливал:

    -Жень, это правда? Женщина кивнула и улыбнулась:

    -Поехали уже, а то в аэропорт опоздаем.

    -А тебе в таком состоянии можно?

    -Саш, срок еще маленький, конечно можно, так что поехали. Александр покорно завел мотор и снова выехал на трассу. Его переполняла масса эмоций, он снова был безумно счастлив, но так боялся, что это счастье может рухнуть в один момент. Посмотрев на безмятежно спящую Евгению, Гордеев неожиданно успокоился и почувствовал, что в этот раз все будет хорошо.

  • Через четыре часа самолет удачно приземлился в аэропорту Ларнака. Сумерки медленно опускались на остров, погружая его в ночную темноту. Поймав такси, супружеская чета Гордеевых весьма быстро доехала до нужной гостиницы и без всяких проблем попали в номер-люкс на двоих. Оглядев шикарную кровать с балдахином, хирург лишь усмехнулся, подумав про себя, что спать ему придется под пылесборником. А вот его жена пришла в восторг от такой кровати. Евгения, откинув сумочку, сразу же улеглась на кровать с самым довольным видом и пробормотала:

    -Сашка, я очень устала, я буду спать.

    -Женька, - оповестил супругу Александр, распаковывая чемоданы, - я схожу прогуляюсь перед сном.

    -Ага, - согласилась женщина уже сквозь сон. Заботливо укрыв любимую жену одеялом, Гордеев бесшумно выскользнул в коридор. Когда он зашел в лифт, там уже стояла молодая девушка, на которую хирург не обратил особого внимания.

    -Александр Николаевич?! – раздался неуверенный голосок, когда лифт поехал вниз. Саша недоуменно повернулся и пару секунд разглядывал блондинку, пытаясь припомнить, где он её уже видел. Наконец его осенило и он воскликнул:

    -Доктор Алькович?! Какими судьбами вы здесь?

    -Да вот приехала отдохнуть, - Вика внимательно глядела в глаза хирургу, - а вы то здесь как?

    -Да тоже приехал отдохнуть, - Гордеев галантно посторонился, выпуская девушка из остановившегося лифта. Мило беседуя и обмениваясь новостями, Александр и Виктория неспеша шли вдоль берега, наслаждаясь прекрасной погодой. С лица Виктории не сходила улыбка, ей было по настоящему приятно находиться рядом с Гордеевым. Его присутствие всколыхнуло в ней старые чувства. Она вспомнила, как отчаянно завидовала Валерии, когда та выходила за него замуж. И вспомнила, каким ударом стало для неё известие о том, что он покинул город. Почти год девушка ничего не слышала о хирурге и почти что забыла его. И вот теперь их снова столкнула судьба. Александр даже не догадывался о чувствах, которые бушевали внутри его бывшей студентки.

    -Александр Николаевич, - спросила Вика, но Гордеев её перебил:

    -Перестаньте выкать, Виктория. Давайте просто Саша. Виктория, бросив на Гордеева влюбленный взгляд, неожиданно преградила ему путь и, взяв за руку жарко прошептала:

    -Саша, я люблю тебя…Гениальный хирург оторопел, на его лице появилось выражение откровенной растерянности. Девушка не дала ему опомниться и начала целовать, умудряясь при этом стягивать с него футболку. Гордеев машинально ответил на поцелуй и, поддавшись ласкам молодого тело, медленно осел на песок, увлекая за собой Вику. Обстановка как нельзя лучше способствовала романтическому времяпрепровождению. Вокруг стояла удивительная тишина, нарушаемая лишь шумом волн. Алькович нежно гладила руками грудь любимого мужчины, продолжая его целовать. Руки девушки медленно опускались все ниже, а Гордееву наконец удалось сбросить с себя оцепенение. С трудом отстранив бывшую студентку, Саша прошептал, переводя дыхание:

    -Не надо. Не порти жизнь ни себе, ни мне.

    -Ну почему? – недоумевала девушка, продолжая руками ласкать любимого мужчину.

    -Я люблю свою жену и не собираюсь ей изменять, - твердо ответил Александр и, подняв футболку, быстро принял вертикальное положение.

    -Ну это мы еще посмотрим. Ты все равно будешь моим, - уверенно прошептала девушка, глядя на спешно удаляющегося Гордеева.

  • еще одна?... Даааа, Горда - сила!

  • Две недели для Гордеевых пролетели как один день. Для них это был не просто отпуск, а очередной медовый месяц. Саша буквально на руках носил любимую жену, нещадно её баловал, предугадывая и исполняя любое желание. Все проблемы и заботы отошли на второй план, для влюбленных супругов не существовало никого, кроме друг друга. Но любой медовый месяц рано или поздно заканчивается, и Саше с Евгенией пришлось вернуться в Москву. Столица их встретила холодным ветром и проливным дождем. В аэропорту их уже ждал Куратов.

    -Ну что, сделал? – приглушенно поинтересовался Александр, отводя приятеля в сторону. Вадим кивнул и незаметно вложил ключи в ладонь хирурга, отрапортовав:

    -Трешка, аналогичная вашей, в другом районе. Мебель там новая, из старой квартиры ничего не взято.

    -Молодец, - похвалил Вадика Гордеев и, улыбнувшись жене, произнес, - ну че, стоять долго будем? Поехали. Сев в автомобиль, Александр обнял жену и вкрадчиво произнес:

    -Жень, у меня для тебя сюрприз…

    -И какой же? – заинтересовалась Евгения, покрепче прижимаясь к любимому.

    -Мы теперь живем в новой квартире, - выпалил Гордеев и невинным взглядом уставился в окно. Женя подскочила от неожиданности:

    -Саша, чем тебя предыдущая квартира то не устроила? Саша округлил глаза и трагически прошептал:

    -Женя, ты что? Ну не можем же мы второй раз строить семью там, где в первый раз мы её благополучно развалили. Евгения несколько секунд задумчиво смотрела на мужа, затем протянула:

    -А ведь ты прав, - поддержала мужа молодая женщина и нежно начала целовать. Гордеев отвечал на поцелуи, крепко обняв любимую женщину. Куратов, посмотрев в зеркало заднего вида, лишь укоризненно покачал головой и предпочел сосредоточить свое внимание на дороге. Слишком занятые собой, Гордеевы даже не заметили, что автомобиль уже припарковался. Вадим, откашлявшись, громко оповестил:

    -Все, ребят, приехали уже. Саша с Женей оторвались друг от друга и смутились, как подростки, которых застукали врасплох. Тщательно пряча улыбку, Гордеев выскочил из машины и помог выйти Евгении. Улыбнувшись влюбленным, Куратов сел за руль и, крикнув:

    -Квартиру найдете сами, - стартовал с места и бойко порулил к себе домой.

  • Взяв жену за руку, Александр торжественно довел её до квартиры. Чуть поборовшись с замком, хирург распахнул двери новых апартаментов и сделал приглашающий жест. Счастливо улыбнувшись, Женя прошла в квартиру и начала заинтересованно оглядываться. В квартире недавно был сделан ремонт: светлые обои покрывали стены, потолок был идеально выбелен, а под ногами лежал абсолютно новый линолеум. Повернувшись к мужу, Евгения положила руки ему на плечи и произнесла:

    -Сашка…мне так все нравится. Мы ведь здесь будем счастливы, правда? – красивые, умело накрашенные глаза с надеждой смотрел на мужчину. Гордеев едва заметно кивнул и неожиданно вспомнил:

    -Черт, Женька, я же на работу опаздываю.

    -А сколько сейчас времени?

    -Одиннадцать часов, - тихо ответил Саша. Евгения развернула мужа на сто восемьдесят градусов и велела:

    -Саша, на работу, бегом…ну а я пока тут обустрою наше гнездышко. Страстно поцеловав жену, Гордеев выскочил за дверь и поспешил в клинику.

    Закрыв за мужем дверь, Евгения стала неспеша раскладывать вещи, стараясь придать квартире наиболее жилой вид. А Саша тем временем в рекордно короткое время добрался до места работы и, запыхавшись, влетел в больницу.

    -Гордеев, - ехидно напомнил главврач, - у нас рабочий день с восьми, а не с полудня.

    -Прошу прощения, только что с самолета, - оправдался Александр и направился в ординаторскую.

    -Александр Николаевич, - окликнул его главврач, - у нас пациент поступил с панкреонекрозом, возьми его себе.

    -Хорошо, Дмитрий Александрович, - согласился хирург и продолжил свой путь. В ординаторской его ждал не слишком приятный сюрприз: на диванчике, картинно сложив стройные ноги, восседала Виктория. Увидев её, Гордеев раздраженно вздохнул и привалился спиной к двери.

    -Что вам надо здесь? – как можно более спокойно поинтересовался Александр.

    -Тебя, Саша, тебя, - максимально честно ответила девушка.

    -Ты что, меня преследовать собралась? – усмехнувшись, спросил Саша.

    -Я жить с тобой собралась, - оповестила Виктория любимого мужчину и очаровательно улыбнулась. Гордеев улыбнулся в ответ, но улыбка медленно сползла с его лица, когда до хирурга дошло, что сидящая напротив него девушка не шутит. Закурив, Александр и подошел к окну и неожиданно рявкнул:

    -Вон пошла!

    -Что?! – оторопела Виктория от откровенной грубости.

    -У тебя что, проблемы со слухом? – прищурившись, осведомился Гордеев, - выход там же, где и вход.

    -Ладно, - с угрозой протянула Алькович, выходя из ординаторской, - но учти, я вас все равно разведу.

    -Ага, разведешь, как же, - зло отреагировал хирург, когда дверь за Викой уже захлопнулась, - сколько же сумасшедших.

  • нет слов бедный Гордик....

  • А продолжение будет?

  • Очень хочется узнать что будет дальше)

  • Вечером, вернувшись домой, Гордеев застал мрачную Евгению, которая нервно переключала каналы в телевизоре.

    -Привет, дорогая, - Саша попытался поцеловать жену, но почувствовал, что та отстранилась. Слегка удивившись, хирург уселся в кресло и попытался завести разговор:

    -Что интересного показывают? Женя молча выключила телевизор и отвернулся. –Женька, ну что произошло? – участливо спросил Александр, приобнимая жену за плечи.

    -Твоя любовница звонила, - глухо вымолвила женщина, передергивая плечами.

    -Что?! – изумленно воскликнул Гордеев, - что за бред?! Кто звонил? Евгения резко повернулась и внимательно посмотрела в честные глаза мужа:

    -А у тебя их, что, несколько? – с сарказмом поинтересовалась она. Саша растерялся, его весьма напрягало то, что сейчас придется оправдываться. Даже учитывая то, что он был абсолютно честен перед женой, вся эта ситуации вызывала у него жуткий дискомфорт.

    -Ну давай, Гордеев, еще скажи, что у тебя нет никакой любовницы.

    -Жень, но у меня действительно никого нет.

    -А откуда же тогда эта девушка в таких подробностях знает твое тело? Даже количество родинок… - едва сдерживая слезы, прошептала Евгения.

    -Женька, боже, но это же глупость. Нет у меня никого, да и не надо, у меня же есть ты, - улыбнувшись, Саша, преодолев слабое сопротивление жены, крепко прижал её к себе. Очутившись в объятиях любимого, Женя неожиданно успокоилась и почувствовала, что душой и телом он действительно принадлежит только ей.

    -Ревнивый ты мой тигренок, - ласково прошептал Саша на ушко Евгении, - кормить мужа будешь?

    -Пошли на кухню, львенок ты мой, - со вздохом отозвалась жена Гордеева и повела того на кухню.

  • (два месяца спустя)

    Гордеев проснулся едва стало светать. Вчера он остался ночевать в клинике, предварительно известив об этом Евгению. Та вроде была даже не против. Причиной ночевки вне дома стал не только тяжелый больной, которому накануне Саша делал операцию. С некоторых пор в его семье стало идти все не так гладко, как хотелось бы. Александр чувствовал, что Евгения от него что-то скрывает, с каждым днем отдаляясь все больше и больше. Хотя дома его по-прежнему ждал всегда горячий ужин и чистые рубашки, он понимал на подсознательном уровне, что теряется абсолютное доверие, которое когда-то был между ним и женой. Александр прекрасно видел, что Женю что-то тревожит и угнетает. О супружеской измене он даже не заподозрил, потому что слишком долго знал Женьку и уверен в ней был больше, чем в себе. Саша попытался что-то узнать, но Евгения ловко уходила от разговора. Порой он ловил на себе её внимательные взгляды, как будто она искала что-нибудь новое в нем. В такие моменты в глазах своей жены он видел грусть и щемящую тоску, но все решил списать на осенне-зимнюю депрессию.

    День пролетел незаметно, Гордеев, загруженный работой, даже не заметил, как пролетели часы. Оторвавшись от очередной интересной истории болезни, Саша заметил, что уже стемнело, часы показывали двенадцатый час ночи. Около полуночи, Гордеев тихо прокрался в квартиру, ожидая, что его жена уже спит. Но как только он вошел в прихожую, то с грохотом налетел на какой-то чемодан, а в гостиной горел свет.

    -Жень, - крикнул он, потирая ушибленную ногу, - а у нас что, кто-то уезжает? В прихожую вышла абсолютно спокойная Евгения. Свежий макияж удачно маскировал следы недавних слез.

    -Да, - холодно вымолвила она, - ты.

    -Не понял, - усмехнулся Саша, - Жень, если это шутка, то не слишком удачная.

    -Саш, здесь никто не шутит. Уезжаешь ты и желательно навсегда.

    -Женя, я чего-то не понимаю… - лицо Гордеева приобрело потерянное выражение.

    -Ах, не понимаешь? – зло переспросила женщина и, достав из кармана халата конверт, швырнула его в лицо мужу. Саша медленно присел и шокировано уставился на фотографии, выпавшие из конверта. На них был изображен он с Викторией в самых пикантных позах. Но это бред, такого не может быть, этого никогда в реальности не было. Взяв одну из фотокарточек, Александр увидел дату – сегодняшнее число, то есть, дело якобы происходило сегодня ночью. Евгения расценила молчание Саши по-своему:

    -Полюбовался? А вот теперь забирай всю эту пошлость и проваливай к ней.

    -Женька, - попытался объяснить все Гордеев, - это какой-то абсурд, я сегодня ночью был в клинике. Евгения молчала, а Саша неожиданно почувствовал, что она ему не верит. Что бы он сейчас не сказал, это ни к какому положительному результату не приведет. Аккуратно подобрав фотографии, Александр сложил их в конверт, мысленно представляя, что он сделает с той, которая его так подставила. Женя подошла к мужу и, отводя взгляд, положила на чемодан диск:

    -Насладитесь с ней вашим же кино на досуге. А теперь проваливай. Саша понуро опустил голову и, нехотя взяв чемодан, открыл дверь. На пороге он резко обернулась, его глаза горели безумной надеждой. Женя стояла к нему спиной и, судя по вздрагивающим плечам, плакала. Александру захотелось бросить чемодан, крепко обнять Женьку и никуда её от себя не отпускать. Он уже сделал шаг обратно в квартиру, но тут Евгения повернулась и в любимых глазах, которые были наполнены слезами, Гордеев прочитал решительное «нет». Грустно улыбнувшись, он судорожно сглотнул, на несколько секунд прикрыл глаза и, резко повернувшись, вышел. Пару минут Евгения оцепенело смотрела на закрытую дверь, потом, медленно опустившись на пол, тихо заплакала.

  • Мдааааа, вот уж женская логика.... блин!

  • (неделю спустя)

    После ухода из дома жизнь Гордеева стала пролегать по кругу: работа – бар – квартира Куратова. Казалось, что для Саши уже вошло в привычку после работы идти в бар и напиваться до невменяемого состояния. Он прекрасно осознавал, что это проблемы не решит, но тем не менее, каждый вечер с тупым упорством он заявлялся в один и тот же бар и рюмками глушил коньяк до тех пор, пока не засыпал прямо за барной стойкой. И каждый вечер Куратов на себе утаскивал приятеля домой. Вадим понимал, что друга надо срочно вытаскивать, но не знал как. Александр пил исключительно для того, чтобы каждую минуту не думать о жене, не скучать по ней. Утром он неизменно приходил в себя, выпивал бутылку пива, приобретал приличный вид и шел на работу. Он загрузил себя делами, не давая себе даже свободной секунды во время рабочего дня. Делами он глушил себя так же, как алкоголики водкой. Днем он был собранным, уверенным в себе хирургом, оставившим все личные проблемы за пределами больницы, а вечером…вечером он просто предпочитал, чтобы его не было. Бармены уже знали Гордеева в лицо и, не спрашивая, наливали его любимый дагестанский коньяк. Рюмка за рюмкой и, казалось, что мир не так уж плохо. Сегодня Саша в очередной раз пришел в бар и уже опрокинул несколько бокалов коньяка, когда неожиданно почувствовал на своих плечах нежные женские руки. Резко обернувшись, Гордеев обернулся, надеясь увидеть Евгению, но его ждало жестокое разочарование. Перед ним, сверкая ослепительной улыбкой, стояла Виктория.

    -Че приперлась? – не особо ласково поинтересовался Саша, грубо оттолкнув её руку. Вика забралась на соседний стул и накрыла ладонью бокал, тихо попросив, - перестань пить!

    -Че сказала? – усмехнувшись, спросил Гордеев и залпом выпил очередной бокал.

    -Саша, если ты будешь так пить, то умрешь! – не выдержала девушка. Гордеев призадумался:

    -А что, - иронично ухмыльнулся он, - хорошая идея. Ты же лишила меня всего, мне незачем жить, - в его голосе не было даже намека на злость, только бесконечная усталость.

    -Саша, - вкрадчиво проворковала Вика, - давай уедем и начнем все сначала. У тебя же большие возможности. Я же просто хочу, чтобы ты был счастлив.

    -Я был счастлив, - жестко отчеканил Гордеев, глядя пряма в глаза той, что разрушила его семью.

    -С зарплатой в пятнадцать тысяч рублей? – усмехнувшись, уточнила Виктория.

    -Не в деньгах счастья, - спокойно парировал Александр, - я занимался любимым делом – спасал людей, давая им второй шанс, рядом со мной была любимая женщина…А потом влезла ты и все разрушила, - в его голосе засквозила неприкрытая ненависть.

    -Саш, послушай, - сделала жалкую попытку оправдаться девушка.

    -Нет, это ты послушай, - оборвал её Саша, - ты не нашу любовь с Женей убила, ты меня убила, - осушив еще пару бокалов залпом, Александр начал проваливаться в сон. В этот же момент в бар подоспел Куратов, который не обратил ни малейшего внимания на сидящую рядом с Гордеевым девушку. С трудом подняв тяжелое тело друга, Вадим, матерясь сквозь зубы, потащил пьяного хирурга к машине. И уж тем более, Куратову не пришло в голову наблюдать за Викторией, которая выскользнула из бара буквально следом. Вика неожиданно осознала, что Сашу она таким образом никогда не заполучит в свои мужья. От бессилья и ярости она заплакала и, не разбирая дороги, побежала, ничего не замечая вокруг…Не заметила она и темную машину, которая вынырнула из-за поворота. Последнее, что она услышала, был отчаянный визг тормозов…Куратов, выехавший на трассу, не обратил никакого внимания на произошедшую аварию и на предельно разрешенной скорости погнал домой.

  • мдя.... на чужой беде сое счастье не построишь...

  • интересно,что же будет дальше?