Вторая его жена звалась Гюфем Султан Её сыном был Мюрад который умер во время...

Вторая его жена звалась Гюфем Султан. Её сыном был Мюрад, который умер во время той же эпидемии оспы, чуть раньше брата, 10 ноября 1521 года. Гюфем задушили по приказу Сулеймана в 1562 году.

12 комментар.
  • откуда ты все это знаешь?)

  • дорогие друзья вотна этом сайте настоящая история хюрем и сулеймана...http://www.portalostranah.ru/v iew.php?id=223&page=8

  • Роксолана и

    султан Сулейман. Дети Сулеймана

    Первая из этих трех войн была запятнана последовавшей казнью фаворита султана Ибрагима. Начало третьей спровоцировало деяние еще более отвратительное - и, наверняка, более роковое, - чем многие другие в анналах османской династии.

    На протяжении двух последних десятилетий Сулейман больше, чем когда-либо, подпал под влияние чар своей славянской фаворитки и ставшей широко известной европейцам как Ла Росса, или Роксолана Пленница из Галиции, дочь украинского священника, она получила от турок прозвище Хуррем, или «Смеющаяся», за свою счастливую улыбку и веселый нрав.

    В привязанностях султана она заменила собой его прежнюю фаворитку Гюльбахар, или «Весеннюю poзу (Здесь автор имеет виду Махедевран, которая к тому времени сталпа матерью наследника престола Мустафы;Гюльбахар - еще одна фаворитка Сулеймана умерла много раньше, и ее дети от Сулеймана умерли в младенчестве. Прим. Portalostranah.ru).

    В качестве советника Роксалана заменила султану Ибрагима, судьбу которого она вполне могла предопределить. С тонкой и изящной фигурой Роксолана пленяла больше своей живостью, чем красотой. Она умиротворяла очарованием своих манер и стимулировала живостью своего ума. Быстро схватывающая и тонко чувствующая, Роксолана в совершенстве овладела искусством читать мысли Сулеймана и направлять их в русла, способствовавшие удовлетворению ее жажды власти.

    В первую очередь она избавилась от своей предшественницы, которая была «первой леди» гарема Сулеймана после его матери, султанши валиде, и которая теперь отправилась практически в ссылку на полгода в Магнесию.

    Родив султану ребенка, Роксолана ухитрилась стать, невзирая на мусульманские законы, его признанной законной женой, с соответствующим приданым, чего не удалось добиться ни одной из наложниц турецких султанов за два истекших века. Когда примерно в 1541 году внутренние покои Старого дворца, где размещался гарем султан., были повреждены сильным пожаром, Роксолана создала новый прецедент, перебравшись непосредственно в Большой Сераль, где жил султан и где он занимался государственными делами.

    Роксолана и

    султан Сулейман. Дети Сулеймана

    Первая из этих трех войн была запятнана последовавшей казнью фаворита султана Ибрагима. Начало третьей спровоцировало деяние еще более отвратительное - и, наверняка, более роковое, - чем многие другие в анналах османской династии.

    На протяжении двух последних десятилетий Сулейман больше, чем когда-либо, подпал под влияние чар своей славянской фаворитки и ставшей широко известной европейцам как Ла Росса, или Роксолана Пленница из Галиции, дочь украинского священника, она получила от турок прозвище Хуррем, или «Смеющаяся», за свою счастливую улыбку и веселый нрав.

    В привязанностях султана она заменила собой его прежнюю фаворитку Гюльбахар, или «Весеннюю poзу (Здесь автор имеет виду Махедевран, которая к тому времени сталпа матерью наследника престола Мустафы;Гюльбахар - еще одна фаворитка Сулеймана умерла много раньше, и ее дети от Сулеймана умерли в младенчестве. Прим. Portalostranah.ru).

    В качестве советника Роксалана заменила султану Ибрагима, судьбу которого она вполне могла предопределить. С тонкой и изящной фигурой Роксолана пленяла больше своей живостью, чем красотой. Она умиротворяла очарованием своих манер и стимулировала живостью своего ума. Быстро схватывающая и тонко чувствующая, Роксолана в совершенстве овладела искусством читать мысли Сулеймана и направлять их в русла, способствовавшие удовлетворению ее жажды власти.

    В первую очередь она избавилась от своей предшественницы, которая была «первой леди» гарема Сулеймана после его матери, султанши валиде, и которая теперь отправилась практически в ссылку на полгода в Магнесию.

    Родив султану ребенка, Роксолана ухитрилась стать, невзирая на мусульманские законы, его признанной законной женой, с соответствующим приданым, чего не удалось добиться ни одной из наложниц турецких султанов за два истекших века. Когда примерно в 1541 году внутренние покои Старого дворца, где размещался гарем султан., были

  • Сюда она взяла свои вещи и большую свиту, которая включала сто фрейлин наряду с ее личным портным и поставщиком, у которого было тридцать собственных рабов. По традиции до этого ни одной женщине не разрешалось ночевать в Большом Серале. Но Роксалана оставалась там до конца своей жизни, и со временем здесь был построен новый гарем, внутри его собственного закрытого двора, чтобы занять место старого.

    Наконец, спустя семь лет после казни Ибрагима, Роксолана обрела над султаном наивысшую власть, добившись назначения великим визирем Рустем-паши, женатого на ее дочери Михримах и, следовательно, приходившегося Сулейману зятем, подобно тому, как Ибрагим был свояком Сулеймана. Так как султан все больше передавал' Рустему бразды правления, Роксолана все больше приближалась к зениту своей власти.

    Сулейман при всей терпеливости своего характера, неподкупности принципов и теплоте его привязанностей хранил внутри себя некий опасный запас холодности, скрытой жестокости, порожденных склонностью к абсолютной власти и тесно связанной с этим подозрительностью в отношении любого, кто мог бы соперничать с ним.

    Роксалана хорошо знала, как играть на этих струнах его натуры, родила султану трех наследников - Селима, Баязида и Джихангира, старшему из которых она была полна решимости обеспечить наследование трона. Но Сулейман видел своим преемником родившегося первым сына Мустафу, матерью которого была Махедевран (автор называет ее Гюльбахар. Прим. Portalostranah.ru).

    Он был красивым молодым человеком, натурой невероятно многообещающей, «удивительно высокообразованным и рассудительным и в возрасте, когда можно править», который готовился отцом на ряд ответственных постов в правительстве, а сейчас был губернатором Амасьи, по дороге в Персию.

    Щедрый духом и воинственный в бою, Мустафа завоевал любовь янычар, которые видели в нем достойного преемника своего отца, канун третьей персидской кампании Сулейман, вступивший в шестидесятилетие, впервые не захотел лично возглавить армии и передал верховное командование Рустем-паше.

    Но вскоре через посланца Рустема стали приходить сообщения, что янычары проявляют беспокойство и требуют, учитывая возраст султана, чтобы их возглавил Мустафа. Они говорили, сообщал посланец, что султан слишком стар, чтобы лично идти походом против врага, и что только великий визирь теперь противится тому, чтобы Мустафа занял его пост. Посланец от Рустема также передал султану, что Мустафа благосклонно прислушивался к подобным подстрекательским слухам и что Рустем умоляет султана ради спасения своего трона немедленно прибыть и взять командование армией в свои Это был шанс для Роксоланы. Ей было легко сыграть на струнах подозрительности в характере Сулеймана, заронить в нем неприязнь к амбициям Мустафы, внушить ему мысли о том, что его сын имеет виды на султана, сравнимые с теми, которые побудили его отца, Селима, сместить собственного отца Баязида II.

    Сюда она взяла свои вещи и большую свиту, которая включала сто фрейлин наряду с ее личным портным и поставщиком, у которого было тридцать собственных рабов. По традиции до этого ни одной женщине не разрешалось ночевать в Большом Серале. Но Роксалана оставалась там до конца своей жизни, и со временем здесь был построен новый гарем, внутри его собственного закрытого двора, чтобы занять место старого.

    Наконец, спустя семь лет после казни Ибрагима, Роксолана обрела над султаном наивысшую власть, добившись назначения великим визирем Рустем-паши, женатого на ее дочери Михримах и, следовательно, приходившегося Сулейману зятем, подобно тому, как Ибрагим был свояком Сулеймана. Так как султан все больше передавал' Рустему бразды правления, Роксолана все больше приближалась к зениту своей власти.

    Сулейман при всей терпеливости своего характера, неподкупности принципов и теплоте его привязанностей хранил внутри себя некий опасный запас холодности, скрытой жестокости, порожденных склонностью к абсолютной власти и тесно связанной с этим подозрительностью в отношении любого, кто мог бы соперничать с ним.

    Роксалана хорошо знала, как играть на этих с

  • Решая, идти в поход или нет, Сулейман медлил. Его мучили сомнения, связанные с тем шагом, который ему предстояло сделать в отношении собственного сына. В конце концов, придав делу личностный и теоретический характер, он попытался получить беспристрастный приговор от муфтия, шейх-уль-ислама. Султан сказал ему, свидетельствует (посол императора Карла V в Стамбуле ) Бусбек, «что в Константинополе жил торговец, чье имя произносилось с уважением. Когда ему потребовалось на некоторое время покинуть дом, он поручил присматривать за своей собственностью и хозяйством рабу, пользовавшемуся его наибольшим расположением, и доверил его верности своих жену и детей. Не успел хозяин уехать, как этот раб начал растаскивать собственность своего хозяина и замышлять нехорошее против жизни его жены и детей: мало того, замыслил гибель своего господина. Вопрос, на который он (султан) попросил муфтия дать ответ, был следующим: «Какой приговор мог бы быть на законных основаниях вынесен этому рабу?» Муфтий ответил, что, по его мнению, он заслуживал быть замученным до смерти».

    Таким образом, религиозное сознание султана было спасено. Идя походом в восточном направлении, он достиг в сентябре своего полевого штаба в Эрегли и вызвал Мустафу из Амасьи. Друзья, осведомленные о судьбе, которая могла ожидать его, умоляли Мустафу не подчиняться. Но он ответил, что, если ему суждено потерять жизнь, он не смог бы поступить лучше, чем вернуться обратно в источник, из которого он вышел. «Мустафа, - пишет Бусбек, - стоял перед трудным выбором: если он войдет в присутствии своего разгневанного и обиженного отца, он подвергнется несомненному риску; если он откажется, он ясно подчеркнет, что замышлял акт предательства. Сын избрал более смелый и опасный путь». Он проследовал в лагерь своего отца.

    Там прибытие Мустафы вызвало сильное возбуждение. Он смело поставил свои шатры позади шатров отца. После того, как визири выразили Мустафе свое почтение, он поехал на богато украшенном боевом коне, эскортируемый визирями и под возгласы толпившихся вокруг него янычар, к шатру султана, где, как он ожидал, должен был получить аудиенцию.

    Внутри «все казалось мирным: не было солдат, телохранителей или сопровождающих лиц. Присутствовали, однако, несколько немых (категория слуг, особенно ценившаяся турками), сильных, здоровых мужчин - предназначенных ему убийц. Как только Мустафа вошел во внутренний шатер, они решительно набросились на него, изо всех сил пытаясь набросить на него петлю. Будучи человеком крепкого телосложения, Myстафа отважно защищался и боролся не только за свою жизнь, но и за трон; ибо не было места сомнению, что, сумей он вырваться и соединиться с янычарами, они были бы настолько возмущены и тронуты чувством жалости по отношению к своему фавориту что могли бы не только защитить, но и провозгласить его султаном.

  • Опасаясь этого, Сулейман, который был отгорожен от происходившего всего лишь льняными занавесями шатра... высунул голову в том месте, где в этот момент находился сын, и бросил на немых свирепый и грозный взгляд и угрожающими жестами пресек их колебания. После этого, в страхе удвоив усилия, слуги опрокинули несчастного Мустафу на землю и, набросив шнурок на шею, удушили его».

    Тело Мустафы, положенное перед шатром на ковре, было выставлено на обозрение всей армии. Скорбь и причитания были всеобщими; ужас и гнев охватили янычар. Но перед смертью выбранного ими лидера, лежащего бездыханным, они были бессильны.

    Чтобы успокоить воинов, султан лишил Рустема - вне сомнения, не полностью против воли последнего - его поста командующего и других званий и отослал его обратно в Стамбул. Но уже через два года, после казни его преемника, Ахмеда-паши, Рустем вновь был во власти как великий визирь, бесспорно по настоянию Роксоланы.

    Три года спустя (в 1558-м году. Прим. Portalostranah.ru) скончалась сама Роксолана, горько оплакиваемая султаном. Она была похоронена в усыпальнице, которую Сулейман построил для нее позади своей огромной новой мечети Сулеймании. Эта женщина добилась осуществления своих целей, и, возможно, если бы не ее интриги, история Османской империи пошла бы по другому руслу.

    Она обеспечила наследование империи одним или другим из двух ее сыновей: Селимом, самым старшим и ее любимцем, который был ничем не интересующимся пьяницей, и Баязидом, средним, несоизмеримо более достойным преемником. Более того, Баязид был фаворитом янычар, которым он напоминал своего отца и от которого унаследовал лучшие качества его натуры. Самый младший из братьев, Джихангир, горбун, не отличавшийся ни здравым умом, ни крепким телом, но самый преданный поклонник Мустафы, заболел и умер, пораженный печалью и страхом за свою дальнейшую судьбу, вскоре после убийства своего сводного брата.

    Два оставшихся брата испытывали взаимную ненависть, и, чтобы отделить их друг от друга, Сулейман дал возможность каждому командовать в разных частях империи.

    Но уже через несколько лет между ними началась гражданская война, в которой каждого поддерживали его собственные местные вооруженные силы. Селим с помощью войск своего отца в 1559 г. нанес Баязиду поражение под Коньей, заставив его с четырьмя сыновьями и небольшой, но боеспособной армией искать убежища при дворе шаха Ирана Тахмаспа.

    Здесь Баязед был сначала принят с королевскими почестями и дарами, полагающимися османскому принцу. На это Баязид ответил шаху подарками, которые включали пятьдесят туркменских скакунов в богатой сбруе и восхитившую персов демонстрацию мастерства верховой езды его кавалеристов.

    Затем последовал дипломатический обмен письмами между послами султана, требовавшими выдачи или, на выбор, казни его сына, и шахом, который сопротивлялся и тому, и другому, исходя из законов мусульманского гостеприимства. Сначала шах надеялся использовать своего заложника для того, чтобы поторговаться относительно возвращения земель в Месопотамии, которые султан захватил во время первой кампании. Но это была пустая надежда. Баязида взяли под стражу. В конце концов шах был вынужден склонить голову перед превосходством вооруженных сил османов и согласился на компромисс. По договоренности принц должен был быть казнен на персидской земле, но людьми султана. Таким образом, в обмен на большую сумму золота шах передал Баязида официальному палачу из Стамбула. Когда Баязид попросил дать ему возможность увидеть и обнять перед смертью своих четырех сыновей, ему посоветовали «перейти к предстоящему делу». После этого на шею принцу набросили шнурок, и он был удушен.

    После Баязида были задушены четыре его сына. Пятый сын, всего лишь трех лет отроду, встретился, по приказанию Сулеймана, с той же судьбой в Бурсе, будучи отданным в руки выделенного для исполнения этого приказа доверенного евнуха.

    Таким образом, путь к наследованию трона Сулеймана был открыт без каких-либо препятствий для пьяницы Селима - и к последующему упадку Османской империи.

  • Радио « Голос Турции» в передаче от 21/11/2011 в очерке о Роксолане-Хюррем:

    «После представления султану родивших ему ребёнка наложниц именовали «икбаль» или «хасеки» («любимая наложница»). Получившая это звание наложница целовала полу султанского кафтана, султан же жаловал ей соболью накидку и отдельную комнату во дворце. Это означало, что отныне она будет в подчинении султана. Самым высоким титулом, которого могла быть удостоена наложница, был «мать султана» (valide sultan). Наложница могла получить это звание в случае вступления её сына на престол. В гареме после залы султана самая большая площадь отводилась матери султана. В её подчинении было множество наложниц. Помимо управления гаремом, она вмешивалась и в государственные дела. В случае если султаном становился кто-то другой, её отправляли в Старый дворец, где она вела тихую жизнь.

    В период перехода от бейликов (тюркских княжеств на территории Анатолии. Прим. Portalostranah.ru) к империи мало что известно о женщинах властителей, за исключением жены Орхан Бея – Нилюфер Хатун. Но в период расцвета Османской империи, в эпоху султана Сулеймана Великолепного (1520-1566), Хюррем Султан (королева) известна своей яркой и насыщенной событиями жизнью. Известно, что любовь султана Сулеймана Великолепного и Хюррем продолжалась на протяжении 40 лет. Также Хюррем Султан считается создательницей гарема во дворце Топкапы. Известны её роль в борьбе за возведение на трон своих сыновей, её письма, основанные ею благотворительные организации. В её честь назван один из районов Стамбула – «Хасеки». Она стала источником вдохновения для писателей и художников. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что Хюррем Султан возглавляет список женщин османской династии.

  • Этот список может быть продолжен женой сына Хюррем, султана Селима Второго, - Нурбану и последующими любимыми наложницами османских султанов – Сафие, Махпейкер, Хатидже Турхан, Эметуллах Гюльнуш, Салиха, Михришах, Безмиалем, которые получили звание матери султана (королевы-матери). Хюррем Султан стала именоваться королевой-матерью ещё при жизни мужа. На Западе и Востоке она известна в качестве «королевы Сулеймана Великолепного». Любовь супружеской пары – Сулеймана Великолепного и Хюррем – не охладела с годами, несмотря на множество проблем и перипетий. Примечательно, что после смерти Хюррем Сулейман не взял себе новую жену и провёл последние годы жизни в качестве вдовствующего султана...

    Попавшая в гарем османского дворца в 1520 году Роксолана, по происхождению украинка или полячка, благодаря блеску во взгляде и улыбке, постоянно игравшей на её милом лице, получила имя «Хюррем» (что значит «весёлая и счастливая»). О её прошлом известно лишь, что она была взята в плен крымскими татарами на побережье Днестра. Что же касается её проживания в гареме в качестве любимой жены султана, то на этот счёт имеется немало сведений и документов. В 1521-1525 годы с перерывом в год Хюррем родила Мехмеда, (дочь) Михримах, Абдуллаха, Селима, Баязида, а в 1531 году – Джангира, подтвердив свои чувства этими плодами любви (В ряде других перечней Абдуллах не фигурирует среди детей Роксаланы. Прим. Portalostranah.ru).

    Своих соперниц в гареме – Махидевран и (она же) Гюльбахар – Хюррем искусным образом смогла лишить любви султана, при этом, по свидетельству венецинского посла Пьетро Брангадино, дело часто доходило до рукоприкладства. Но этим Хюррем не ограничилась. Единственная возлюбленная султана, мать пяти наследных принцев не пожелала оставаться в ранге наложницы, как предписывали религиозные правила и обычаи гарема, Хюррем смогла получить свободу и стать в полном смысле слова женой правителя. В 1530 году состоялась свадьба и был заключён религиозный брак Сулеймана Великолепного и Хюррем, которая таким образом официально была провозглашена королевой («султан»).

  • Австрийский посол Бусбек, автор «Турецких писем» и один из тех, кто представил Европе Хюррем Султан, написал в этой свяи следующее: «Султан настолько любил Хюррем, что в нарушение всех дворцовых и династических правил заключил брак по турецкой традиции и подготовил приданое».

    Прибывший в Стамбул в 1555 году Ганс Дерншвам в своих путевых заметках написал следующее: «Сулейман больше других наложниц полюбил эту девушку с русскими корнями, из неизвестной семьи. Хюррем же смогла получить документ о свободе и стать его законной женой во дворце. Помимо султана Сулеймана Великолепного, нет в истории падишаха, который бы настолько прислушивался к мнению своей жены. Что бы она ни пожелала, он тут же исполнял». Для того чтобы быть ближе к Сулейману, Хюррем перенесла гарем из Старого дворца в Топкапы. Некоторые полагали, что Хюррем приворожила султана. Но что бы там на самом деле ни было, Хюррем благодаря своему уму, амбициозности и любви смогла достичь своей цели.

    Султан Сулейман Великолепный и Хюррем выражали свои чувства в стихах и письмах. В усладу своей любимой жене Сулейман читал ей стихи, а Хюррем писала ему: «Моё государство, Султан мой. Прошло много месяцев, как нет вестей от моего Султана. Не видя любимого лица, я плачу всю ночь напролёт до самого утра и с утра до ночи, я потеряла надежду на жизнь, мир сузился в глазах моих, и я не знаю, что делать. Я плачу, и взор мой всё время обращён на дверь, в ожидании». Этими словами она выражает своё состояние в ожидании Сулеймана Великолепного. А в другом письме Хюррем пишет: «Склонившись до земли, хочу поцеловать ноги твои, моё Государство, солнце моё, Султан мой, залог моего счастья! Состояние моё хуже, чем у Меджнуна (я схожу с ума от любви)» (Менджун – арабский лирический литературный герой. Прим. Portalostranah.ru) Такие полные любви письма обращала к султану Хюррем.

    Приезжавшие в Стамбул послы привозили Хюррем, именуемой королевой, ценные подарки. Она вела переписку с королевами и сестрой персидского шаха. А для персидского принца Элькаса Мирзы, укрывавшегося в Османской империи, она своими руками сшила шёлковую рубашку и жилет, продемонстрировав ему тем самым материнскую любовь.

    Хюррем Султан носила необычные накидки, украшения и одежду свободного покроя, став законодательницей дворцовой моды и направляя деятельность портных. На картине Жакопо Тинторетто она изображена в платье с длинным рукавом, с отложным воротником и накидкой. Мельхиор Лорис изобразил её с розой в руке, с накидкой на голове, украшенной драгоценными камнями, с грушевидными серёжками, с волосами, уложенными в косу, немного полноватой... На портрете во дворце Топкапы мы видим её вытянутое лицо, большие чёрные глаза, маленький рот, накидку, украшенную жемчугом и драгоценными камнями, в ушах серьги в форме полумесяца – картина отражает личность Хюррем, её красоту и щепетильность в выборе одежды... Накидка с драгоценными камнями, серьги в форме полумесяца и роза в руках – символы королевы.

  • Хюррем сыrрала важную роль в устранении великого визиря Ибрагим-паши и сына Махидевран, старшего наследного принца Мустафы, а также в возведении мужа своей дочери Михримах - Рустем-паши в должность великого визиря. Известны её усилия по возведению на трон своего сына Баязида. Хюррем сильно переживала по поводу гибели двух своих сыновей, Мехмеда и Джангира, в молодом возрасте. Последние годы жизни она провела в болезнях. (Скончалась в 1558 году. Прим. Portalostranah.ru).

  • На свои средства Хюррем построила в Стамбуле комплекс в Аксарае, баню в Айя-Софье, водопроводы в Эдирне и Стамбуле, караван-сарай Джисри Мустафы-паши в Болгарии, основала в Мекке и Медине фонды для бедных... Жизнь её заслуживает пристального изучения... Некоторые историки утверждают, что «Женский Султанат» был заложен в Османской империи именно Хюррем…», - отмечает станция.

  • http://www.portalostranah.ru/v iew.php?id=223 вот на этом сайте все истортческие события того времени